Суми: новини, події, коментарі

Нотехс - будівництво у Сумах

Бардак, однако

180

Родители детей-инвалидов не понимают, почему они должны терпеть унижения

Юлия Ярошенко

«Когда моему незрячему с рождения ребенку пришла повестка, я была в шоке», – говорит Оксана БАБИЧ, мама шестнадцатилетнего Владислава, которому в январе принесли повестку с просьбой явиться в военкомат. В тот момент женщина еще не знала, что ей придется ходить по медицинским кабинетам и доказывать, что ее сын действительно тяжело болен.
Неприятная новость
Увы, эта проблема не нова. В 2007 г. с такой же ситуацией столкнулась семья ФРУНЗЕ. Тогда Дмитрия ФРУНЗЕ, у которого тяжелая форма ДЦП, вызвали в военкомат. «Мой сын не может самостоятельно передвигаться, поэтому вместо него пошла я, – рассказывает мама Людмила ФРУНЗЕ. – Думала, что вышла нелепая ошибка, но нет. Мне пришлось самой пройти медицинскую комиссию, где шесть врачей из восьми написали, что он годен к несению срочной службы». В конце концов Дмитрия Фрунзе сняли с военного учета и выдали соответствующую справку. По этому факту общественная организация «Доля» направила письмо в Министерство обороны. Вскоре оттуда пришел ответ, что указанный инцидент – следствие халатного отношения должностных лиц к своим обязанностям, поскольку перед проведением приписки к призывным участкам военкоматы должны подавать запросы в лечебно-профилактические учреждения для получения сведений о состоянии здоровья призывников. Казалось, инцидент исчерпан. Что же еще нужно чиновникам от больных детей?

Спустя пять лет
Не тут-то было. Весной 2012 г. Оксана Бабич, также получив повестку, вынуждена была идти в военкомат. «Сначала мы позвонили по указанному телефону, и нам ответили, что приходить действительно надо, – восстанавливает в памяти события женщина. – Я отнесла необходимые документы, но от меня потребовали вывод медико-социальной экспертной комиссии (МСЭК)». Ее женщине получить не удалось, поскольку в соответствии со ст.7 Закона Украины «Про реабілітацію інвалідів в Україні» МСЭК устанавливает инвалидность совершеннолетних, а несовершеннолетние получают заключения от врачебно-консультативных комиссий. Следовательно, парень, которому нет 18 лет, получить ее не может. Теперь семья Бабич с недоумением и возмущением ждет, когда их сына вызовут для вручения военного билета.
Подполковник Петр ОЛЕКСЕЕНКО согласен, что проблема действительно существует. Военкомат получает информацию от органов соцзащиты и медучреждений, но часто справки и диагнозы необходимо подтверждать. Родителям рассылаются сообщения о том, что в военкомате знают о состоянии здоровья их ребенка, но согласно закону его должны приписать к участку.
Общественная организация «Наша родина» направила письмо в Сумскую ОГА с просьбой обратить внимание на этот вопрос, а сейчас готовит официальные письма в Общественный совет Министерства обороны и министру обороны Дмитрию САЛАМАТИНУ. «Мы считаем, что законодательством фактически не урегулирован механизм защиты прав инвалидов, которые участвуют в допризывной кампании, существует много неточностей. Об этом свидетельствуют вот такие ситуации в военкоматах, повторяющиеся ежегодно», – говорят родители детей-инвалидов. Они настроены серьезно и готовы к борьбе.