Суми: новини, події, коментарі

Нотехс - будівництво у Сумах

Времени нет! Ребенку в Сумах нужна помощь

514

У маленького сумчанина сложная патология обоих глаз. Замена хрусталиков не помогла сохранить зрение. Сделать операцию слепнущему ребенку согласились медики израильской клиники. За свои пять лет Саша перенес уже четыре серьезные операции. В многодетной семье Деменко он — единственный мальчик. Его пятеро сестер здоровы и не имеют никаких патологий зрения. То, что ребенок плохо видит, врачи заметили еще в раннем детстве. С первых дней жизни Саша находился под контролем украинских врачей. Перенес сложные операции по замене хрусталиков в столичной клинике. Успел немного посмотреть на мир своими глазами. Однако коварная болезнь снова вернулась. Для того чтобы отвоевать малыша у темноты, осталось меньше месяца, – сообщают «ФАКТЫ».
С каждым прожитым днем Саша видит мир все более туманно и расплывчато. Мама говорит, что менять стекла в очках, увеличивая диоптрии, приходится чуть ли не ежемесячно. В компании своих сестричек мальчик чувствует себя в безопасности. Девочки оберегают брата, поддерживают во время прогулок, утешают во время падений. «Он почти все предметы узнает на ощупь, — говорит 11-летняя сестричка Саши Диана. — Глаза уже почти ничего не видят. Когда играем, часто падает. Мы все очень переживаем, чтобы ему успели сделать операцию».
— Проблемы начались еще с рождения, — рассказывает мама мальчика Татьяна Деменко. — Буквально на вторые сутки сыночек перестал дышать. Лежали в больнице. Только все стабилизировалось — новая напасть. В три месяца произошел сбой в работе печени, Саша заболел гепатитом. Во время обследования врачи обнаружили, что его зрачки не реагируют на свет. Тогда мне объяснили, что у Саши была внутриутробная инфекция, и она буквально съела его глаза. «Молитесь, чтобы он вообще видел, — говорили врачи в больнице. — И готовьтесь: вам придется все продать, если хотите спасти зрение сына».
Продавать мне нечего. Все пять лет, пока я борюсь за сына, мне помогают люди. Простые добрые люди. Только благодаря их отзывчивости Саша продолжает видеть этот мир.
После того как стало ясно, что медикаментозное лечение не поможет справиться с нашей проблемой, мы поехали на консультацию в Киев. В столичной клинике «Охматдет» сказали, что нужна операция по замене хрусталиков обоих глаз. В три годика сыну поставили имплантат в один глазик, а через три месяца — в другой. Помню, как после первой операции у него был настоящий стресс. «Мама, мама, я вижу! А почему мне дядя один глазик отремонтировал, а другой нет?»
Когда делали операции, то говорили, что стопроцентное зрение сохранится на всю жизнь. Деньги тогда собирали всем миром. Я брала кредиты, много помогали люди. А уже через год заметила, что Сашенька снова щурится, как раньше. В больнице сказали: «Мы не знаем, что делать. Если останется хотя бы 20 процентов зрения, то это хорошо». И направили на консультацию в Одессу, в клинику имени Филатова. Там нас даже не хотели принимать. Я еле добилась, чтобы Сашу осмотрела профессор, не хочу называть ее фамилию. У меня было такое чувство, что она избегала нас. А когда все же осмотрела ребенка, сказала: «У нас нет возможности ставить новые глаза. Ничем помочь не можем». На что я ответила: «Я бы отдала свои, только чтобы мой ребенок видел».

*”Сейчас Саша практически ничего не видит даже в очках. Нам очень важно успеть его прооперировать”, — говорит мама Татьяна Деменко
— Все равно я решила не сдаваться, — продолжает Татьяна. — Раз нам не могут помочь в Украине, нужно искать возможности за границей. Я села за планшет и стала рассылать нашу историю болезни в разные клиники. Откликнулись врачи из Израиля. Сказали, что ждут нас на консультацию и готовы помочь.
У Саши появились эпилептические приступы (возможно, потому, что за пять лет он перенес шесть наркозов). Теперь ребенок еще принимает противосудорожные препараты. В Израиле уточнили, что мальчика будут консультировать не только офтальмолог, но и невролог.
— Ждать-то нас в клинике ждали, — продолжает Татьяна. — А вот денег у нас не было. К тому времени мы окончательно расстались с бывшим мужем. Оказалось, что все эти наши проблемы, операции, болезни… это все папе не нужно. После очередного скандала взяла детей, и мы ушли из квартиры. Пока живем в квартире бывшей свекрови. В старом доме, без канализации, воды. Но это не главное. Главное — спасти зрение Саше. Летом я обратилась за помощью к журналистам телеканалов «1+1» и «НТН». Сразу же после выхода сюжетов люди перечислили нам на карточку около 10 тысяч долларов. Я с трудом успевала всех благодарить.
7 июля мы вдвоем вылетели в клинику Тель-Авива. Нас приняли очень хорошо. Саша боится, когда у него берут кровь из вены. В израильской клинике ему поставили катетер-«бабочку» с маленькой иголочкой, анализ взяли быстро и безболезненно. Сын даже удивился: «Не больно». А когда за то, что сдал кровь, подарили конструктор, еще больше обрадовался.
На консультации нам сказали, что нужно сделать еще две операции на глазах, и после этого зрение не будет падать. Единственное, Саша никогда не сможет водить машину. Назначили день операции — 26 сентября. Огромное спасибо компании МАУ, которая помогла нам с билетами в Израиль. Мы должны вылететь 25-го числа. Практически собраны все деньги. Осталось собрать всего пять тысяч долларов.
Вчера я заметила, что сын еще ближе стал подносить к лицу книжку, когда рассматривает картинки. Совсем впритык. Нам надо успеть сделать операцию. Очень надо. К сожалению, государство не помогает нам ничем. Вся надежда на вас, людей, у которых болит сердце за чужих детей.
— Мама Саши — настоящая героиня, — говорит заведующая офтальмологическим отделением Сумской областной детской клинической больницы Ирина Сумцова. — Она не сдается, борется, стучит во все двери. Другая женщина, оказавшись в такой ситуации — одна, с шестью детьми на руках, — уже бы сдалась. Татьяна всем нам подает пример материнской любви и заботы.
Саша перенес внутриутробную инфекцию. Воспаление затронуло оба глаза, стала развиваться осложненная катаракта, повредились хрусталики глаз, сетчатка, зрительные нервы. В клинике «Охматдет» удалили помутневшие хрусталики и поставили в оба глаза искусственные. Обычно после такой операции прогноз хороший. Но у мальчика очень серьезная патология, и, к сожалению, возникли осложнения. Несмотря на то что Саше почти постоянно вводили серьезные препараты, у него начала развиваться сильная близорукость, не поддающаяся коррекции. Сейчас ребенок практически не видит даже в очках. В институте Филатова подтвердили, что в Украине помочь ребенку уже нельзя. Мы сказали маме, что сдаваться не нужно. Посоветовали обратиться за помощью в зарубежные клиники. Откликнулись израильские коллеги. Очень надеемся на благополучный исход лечения.
P. S. Те, кто хочет помочь Саше, могут звонить его маме Татьяне по телефону (099) 957 36 10. Номер карточки «ПриватБанка» 5168 7423 5708 5897, Татьяна Деменко.

p.s. «Я не знаю, как она это делает. Честно. У Тани шесть детей. Шесть!!! Пять девочек и один мальчик. Мальчик родился сложный. Проблемы с глазками начались давно. В Украине они прошли всех врачей. Сделали операции в Киеве. Обещали, что зрение стабилизируется. Но оно снова стало падать. В институте Филатова сказали – мы бессильны.
Пока мама боролась за сына, папа сдался. Мало того, выгнал их всех семерых из квартиры. Мама не сдалась. Не опустила руки. Таня нашла клинику в Израиле, слетала на консультацию. Им назначили операцию. И цену – 15 тысяч долларов. Она в одиночку собрала 14. Говорит – люди откликнулись. Самые обычные простые люди.
Девочки. И мальчики. Пожалуйста. Кто может. Осталась всего 1 тысяча долларов. Билеты уже на руках. Помогите. Реквизиты в статье. Очень прошу», – написала в воскресенье на своей странице в фейсбуке автор статьи Галина Кожедубова.