Суми: новини, події, коментарі

Нотехс - будівництво у Сумах

Елизавета Лесниченко: «В процедуре ликвидации SELMI заинтерсованы многие»

2,221

Дальнейшая судьба одного из бывших флагманов украинского приборостроения – ОАО SELMI – беспокоит многих, в том числе и работников завода. Мы получили их открытое письмо к главе облгосадминистрации Юрию ЧМЫРЮ, в котором звучит ряд претензий в адрес арбитражного управляющего предприятием Елизаветы ЛЕСНИЧЕНКО и бывшего директора завода Ивана ЛЯЛЬКО. Нам удалось встретиться с Елизаветой Лесниченко, разговор с которой закономерно перерос в обсуждение дальнейшей судьбы завода.

r: В открытом письме губернатору Юрию Чмырю в ваш адрес выдвигается ряд серьезных претензий: вы якобы не подготовили план санации завода, по вашей вине на два года затянулось составление реестра кредиторов, что в целом затянуло рассмотрение процедуры банкротства. Что вы можете на это ответить?

Елизавета Лесниченко: Реестр кредиторов был составлен еще в августе 2010 г. Его утверждение действительно затянулось, но отнюдь не по моей вине. Согласно требованиям закона, любой кредитор до окончательного утверждения реестра может выдвинуть претензии на включение его в реестр кредиторов. Таких кредиторов было несколько, последним подобные претензии выдвинула Днепропетровская металлургическая академия, которая обратилась вообще после окончания всех сроков обжалования. Суды сначала восстановили ее право подать подобную жалобу, потом, согласно решению ВХСУ, она была включена в реестр. Все это требовало значительного времени. Еще одним фактором, который затянул формирование реестра, стала продажа одним из кредиторов – Укрсиббанком – проблемного актива – получение долга по своему кредиту «Дельта-Банку». А это тоже судебный процесс и лишнее время. Все делается в рамках закона – я не могу этому препятствовать. В итоге определение Хозсуда о переходе к процедуре санации и составлении плана санации было вынесено только 25 марта 2013 г. По закону на это дается три месяца. Мы же уже 16 апреля утвердили этот план на Комитете кредиторов. В этот же день я направила его обоим залоговым кредиторам: Проминвестбанку и Дельта-Банку. Последний согласовал его сразу, Проминвестбанк высказал ряд замечаний и предложений, которые были приняты. Но когда мы в июне попытались утвердить на Комитете кредиторов план с этим замечаниями, своего согласия Проминвестбанк на это не дал. Закон в этой ситуации дает остальным кредиторам выбор: либо принять решение о выкупе залогового имущества залогового кредитора, либо выделить его в отдельную часть. Собрание кредиторов дало согласие на выкуп имущества, я нашла покупателя – английскую фирму, которая согласилась это сделать. Мы также направили в Хозсуд план санации с просьбой его утвердить. Но Проминвестбанк не принял ни один из предложенных ему вариантов выкупа и отказался утверждать план санации. Подробности встречи с его четырьмя представителями в Киеве я раскрывать не буду, но компромисса мы так и не нашли. Теперь снова пошел поток жалоб во все инстанции и возбуждено уголовное расследование.

r: Вы связываете эти события между собой?

Е.Л.: Прямо утверждать я это не могу, но совпадение довольно странное. У нас два «штатных» жалобщика, которые на протяжении нескольких лет пишут жалобы во всевозможные инстанции, в которых обвиняют меня во всех грехах. Один из них является кредитором по зарплате. Только из-за этих жалоб в суды процесс затянулся на год и семь месяцев. Проверками все изложенные факты не подтверждались. Долги по зарплате на сегодняшний день действительно большие: по состоянию на 1 октября 2013 г. это 20,4 млн грн. Парадокс в том, что, если удастся найти потенциального инвестора, который проведет санацию предприятия, рабочие получат все зарплатные долги и работу, которая даст возможность зарабатывать в дальнейшем. В случае же ликвидации завода полностью задолженность по зарплате они могут и не получить, и работы тоже не будет. Обвинять меня в затягивании процедуры банкротства нелепо. Процедуру ликвидации завода можно было бы провести очень быстро – за полгода. В этом, кстати, заинтересованы многие – их больше привлекают 6 га земли неподалеку от центра города, на которых расположен завод. Представляете, сколько жилых домов можно здесь построить. Да и демонтаж завода и корпусов может дать неплохие деньги. Я не хочу, чтобы это произошло. Ликвидировать завод нельзя по совести. Россияне до сих пор не освоили технологию производства электронных микроскопов, хотя для этого вложили немалые деньги. Их интересуют только технологии и чертежи, которые есть на заводе, мы им в этом отказали. Потенциальные инвесторы у предприятия были, но комитет кредиторов, в котором большинство голосов принадлежит собственнику предприятия – ОАО ПО «Электрохимический завод» (Россия) и Проминвестбанку, план санации не утвердил и принял решение обратиться в суд с ходатайством о ликвидации предприятия.

r: Такое решение будет означать распродажу предприятия по частям?

Е.Л.: Скорее всего, да. Как я уже подчеркивала, потенциальных покупателей будет, скорее всего, интересовать земля под заводом, а не сами здания.

r: Значит, получается, иного варианта, чем принять 14 ноября решение о ликвидации предприятия, у Хозяйственного суда Сумской области нет?

Е.Л.: Не будем загадывать наперед — возможно, за оставшиеся дни что-либо изменится.