Суми: новини, події, коментарі

Нотехс - будівництво у Сумах

Владимир Токарь: «Не всем нравится, что облсовет работает!»

303
Дмитрий Литовченко

Экс-бютовец Владимир Токарь, ставший главой облсовета 2 июня после отставки своего бывшего однопартийца Вячеслава ШАПОШНИКА, в интервью «r» рассказал о своих успехах, собственном бизнесе, БЮТ и братьях БУРДЫШАХ.

[q]r: Назовите одно Ваше достижение и одну неудачу на посту руководителя облсовета? [/q]
В.Т.: Из самых свежих примеров — это решение проблемы по донорскому центру. Ранее 53% акций этого медучреждения, которые принадлежали облсовету, Шапошник передал коммерческой структуре. Имущественный комплекс несколько раз успел сменить владельца. Мы посчитали с губернатором, сколько бы нам стоил новый донорский центр — 120 млн. грн. В бюджете таких денег нет, а выход нужно искать. Поэтому мы встретились с гендиректором фирмы «Биофарма», которая сегодня владеет донорским центром, долго вели переговоры и решили, что лучше сотрудничать, чем судиться. В итоге мы заключаем четкий договор: «Биофарма» в течение 10 лет обеспечивает область кровью и препаратами на основе крови с рентабельностью не выше 3%, плюс покупают нам 11 машин ВАЗ-2104 для фельдшерско-акушерских пунктов. К тому же облсовет получил 25% в этом предприятии. Более того, нашей команде удалось убедить инвестора строить предприятие по производству препаратов крови в Сумской области, а не в Белой Церкви, как планировалось ранее.
Что касается неудач, то я их не вижу.

[q]r: Расширился ли Ваш собственный бизнес после того, как вы стали главой облсовета? [/q]
В.Т.: У меня есть мощное предприятие (ООО «Сумской завод продтоваров», производит майонез и подсолнечное масло). Не скрываю, я хозяин этого предприятия, у моей семьи — 91% акций, директор — мой зять. Кризис на завод не подействовал. Возьмите хотя бы такой факт: с августа прошлого года мы создали 50 новых рабочих мест. Вовремя выплачиваются зарплата и налоги. Можно сказать, что на моем предприятии держится бюджет Сумского района. Наша продукция — одна из лучших в Украине, потому что в производстве не применяются никакие химические добавки.

[q]r: Вы — госчиновник, но говорите о своем бизнесе. Не считаете ли вы, что в этом есть элемент коррупции? [/q]
В.Т.: Нет. Я полностью выполнил требования закона — и с первого дня работы председателем облсовета не занимаюсь проблемами предприятия. Завод работает без моего участия. С утра до вечера я — в облсовете.

[q]r: Уже поступали предложения о сотрудничестве во время выборов? [/q]
В.Т.: Да, поступали. О своей поддержке я вскоре заявлю. К сожалению, в областном БЮТе сегодня нет единства, но метаться из стороны в сторону я не буду. Как ко мне люди будут относиться?! Я по-прежнему стою на тех же позициях, на которых стоял. Конечно, есть вопросы к отдельным депутатам, с которыми мы избирались по одному списку. Например, есть акт КРУ почти на 1 млн. грн. нарушений по облсовету, оставшийся от Вячеслава Шапошника, исчезли оригиналы распоряжений председателя за целый год… Как это может произойти в органе местного самоуправления?! Никто не хочет разбираться. Из прокуратуры мне прислали письмо, чтобы я определился с виновными и наказал их. Как я это могу сделать?! Я, что — суд?!

[q]r: Вас исключили из БЮТ, а Вы все равно планируете с ними работать? [/q]
В.Т.: Посмотрим, какое с их стороны будет отношение. Я же тоже живой человек — хочу, чтобы ко мне было нормальное отношение. Считаю, что мы ничего плохого не сделали. Мы просто переизбрали человека, который полностью запятнал партию.

[q]r: На сессии облсовета Вы озвучили устное заявление с просьбой к правоохранительным органам проверить информацию о Ваших якобы проблемах с законом. Что послужило причиной такого заявления? [/q]
В.Т.: Поймите правильно — не всем нравится, что облсовет работает. В канун сессии на сумские сайты выкинули информацию о том, что я связан с какими-то уголовными делами (в Интернете выложили информацию, что с 1994 по 2001 гг. Токарь якобы имел отношение к кражам, вымогательству, грабежам и угонам автотранспорта). Но никто не может назвать ни одного факта. Единственный раз, когда я сталкивался с правоохранительными органами, — в 2001 г., еще при Щербане. Меня в качестве свидетеля привлекли к уголовному делу по факту вымогательства. Причем происходило это грубо: на завод приехали работники спецподразделения милиции, в масках и с автоматами, взяли меня в наручники. Когда начали разбираться в этом деле, то факты не подтвердились и уголовное дело закрыли по ст.6.п.1 УПК «за отсутствием события». То есть такого события не было в природе. После этого я обратился в прокуратуру, прошел судмедэкспертизу, и против задерживавших меня работников спецподразделения было возбуждено уголовное дело. Через два месяца это дело дошло до суда. И только после просьб этих молодых милиционеров, после их публичных извинений вместе с замначальника УБОПа перед всем коллективом завода я написал отказное заявление. Никакого другого преследования в отношении меня никогда не было.

Поэтому, когда в Интернете появились публикации на эту тему, я обратился к правоохранительным органам: депутаты должны знать, кто возглавляет облсовет, что за человек, есть ли к нему какие-то претензии. Могу четко сказать, что кроме описанной ситуации, никогда в жизни с правоохранительными органами не пересекался. А то, что я знаю Бурдышей, и других, и третьих, пятых, десятых — знаю! Что в этом плохого? Я знаю большинство известных в городе людей.