Суми: новини, події, коментарі

Нотехс - будівництво у Сумах

Пача-мама-кока

1,046

Перу – страна потомков Инкской империи, плантаций коки и хороших дорог

Анастасия Мазур

С ноября прошлого года по конец января этого года двое сумчан, то есть мы, отправились путешествовать по Южной Америке. Проехав более 9 тыс. км от Тихого океана до Атлантического, мы увидели четыре страны и три чуда света, познакомились со многими интересными людьми, обычаями и местной кухней. Предпринять эту поездку нас заставила любовь к путешествиям и желание увидеть Бразилию. А остальные страны находились слишком близко, чтобы в них не заехать, – по крайней мере, так выглядело на карте. В этой статье мы расскажем о Перу, первой стране нашего путешествия и о том, чем она нам запомнилась.

Инка-кола

Первое, что осознаешь, попав в Перу: индейцы все еще существуют. Причем не отдельными группами, как в американских резервациях, а целой нацией. Перу была колыбелью Инкской империи, существовавшей с XI по XVI в., пока ее не захватили испанские конкистадоры. Перуанцы очень гордятся своими правившими предками, поэтому слово «инка» часто встречается в современных названиях. Во многих городах работает сеть аптек «Инка-фарма», а самый популярный напиток в стране – «Инка-кола», который, кстати, выпускает «Кока-кола». «Напиток инков» желтого цвета и по вкусу напоминает наш «Буратино». Раньше мы считали, что инки – это название племени, но, оказалось, так назывался правящий класс. А основных племен – как тогда, так и сейчас – два: кечуа и аймара, и каждое – со своим языком. Тем не менее основной язык в стране – испанский. И хотя страна очень ориентирована на туризм, в языковом аспекте она консервативна и переводить надписи и инструкции на английский никто не спешит. Из-за этого путешественникам приходится в срочном порядке учить самые необходимые фразы на языке конкистадоров. А какие из них считать самыми важными, зависит от интересов. Один путешественник заявлял, что проехал с севера на юг континента, зная лишь, как заказать два пива. Нашей первой фразой стало «Дондэ эста эль баньйо?», то есть «Где туалет?»

Столичная жизнь

В перуанской столице Лиме проживают 8 млн человек, поэтому естественно, что в таком мегаполисе есть свои блеск и нищета. Прибрежные районы считаются самыми элитными, там много ухоженных парков с бесплатным wi-fi, красивые многоэтажные жилые дома с остеклением до пола, люди, занимающиеся спортом на свежем воздухе или просто выгуливающие собак. Есть историческая часть с памятниками и двух-трехэтажными домиками с патио в колониальном стиле. А есть и бедняцкие районы – фавелы, где крохотные домики, больше напоминающие собачьи будки, без окон и с едва закрывающимися дверями налеплены друг на друга на невысоких глинистых холмах. Кирпич для их строительства лепят как раз из этой глины. В целом Лима производит хорошее впечатление, если не считать постоянных предупреждений о том, что здесь небезопасно, – большинство грабежей приходится на столицу. Все полицейские в Лиме вооружены огнестрельным оружием, и даже в самых спокойных районах заборы вокруг домов опутаны колючей проволокой под напряжением. А те, кто победнее, просто посыпают забор битым стеклом.
Усиленное патрулирование связано еще и с тем, что Перу вместе с Колумбией и Боливией входит в так называемый «андский треугольник» лидеров по производству кокаина. В Лиме этот наркотик искать не нужно – он находит тебя сам. Европейские туристы хорошо заметны на фоне местных жителей, и дилеры сами подходят и предлагают товар, приблизительно так: «Привет! А вы откуда?» – «Из Украины». – «А чем вы занимаетесь? А я вот работаю в джунглях, произвожу кокаин. Интересует?». При этом молодой человек часто шмыгает носом, что может свидетельствовать о том, что товар он дегустирует лично. Как бы там ни было, туристам не рекомендуют покупать кокаин у случайных знакомых. Они могут быть в сговоре с полицией, и как только ты приобретешь товар, представитель правопорядка ловит тебя с поличным, а потом предлагает откупиться.

Серо-голубая даль

Однако главная вещь, заслуживающая внимания в Лиме, – это Тихий океан. Бескрайний и необъятный, он кажется спокойным, если смотришь на него с утеса, и сносит тебя с ног, стоит подойти поближе. Благодаря постоянному наличию волн средней высоты Перу популярно среди серферов, да и перуанская школа серфинга считается одной из лучших в мире. Но если ты не в гидрокостюме, насладиться водами океана не особо получится – вдоль западного побережья континента проходят холодные течения, и средняя температура воды 17-18 градусов. При этом в ноябре температура воздуха уже летняя – +23-26 градусов тепла, а солнечная активность весьма высокая. Из-за этого ежедневно испаряется огромное количество влаги, которая остается в воздухе, и все дни, что мы были в Лиме, небо было в тучах. А из-за очень высокой влажности постиранные вещи совершенно не хотели сохнуть: даже несчастные носки сохли три дня. Более того, постоянные тучи сыграли с нами злую шутку. Приехав в конце осени (по-нашему – в конце весны) в южное полушарие, мы увидели, что солнца нет, и по-тихому потешались над американской туристкой с облезшим носом, кое-как замазанным кремом от загара, недоумевая, как она умудрилась так обгореть. Что ж, на следующий день мы ходили красные, как раки. Поделом!

Картошка – всему голова

Перу славится морской кухней, и чтобы испробовать блюда в естественном окружении, мы отправились в рыбацкую деревню Пукусана недалеко от Лимы. Традиционное блюдо «севиче» готовится из сырой мелко нарезанной морской рыбы одного сорта или нескольких сортов, плюс креветки. Рыбу перемешивают с рубленым перцем чили и кинзой, солят и заливают соком лайма. Бояться сырой рыбы в «севиче» не стоит. Считается, что свежая морская рыба не содержит паразитов, а кислый лайм и острый перец становятся хорошим маринадом. Обычно это блюдо подают с рисом, но вообще главным гарниром в Перу считается картошка. Она входит в состав многих блюд, а если по какой-то нелепой случайности не указана в рецепте, картошка будет обязательно лежать на тарелке в качестве украшения. Что касается цен, то в туристических местах все стоит дорого, но там, где питаются местные, цены такие же, как в Украине или даже ниже. Однако поход в местное заведение – это необычный опыт как для туристов, так и для завсегдатаев-перуанцев. Как-то мы зашли в местную столовую, и ситуация была, как в фильмах: народ прекратил есть, наблюдая за нашими действиями, а некоторые застыли, так и не донеся ложку до рта. Впрочем, публика была дружелюбной, и когда мы все же умудрились сделать заказ, некоторые даже аплодировали.
Неоспоримый плюс теплой страны – апельсины, манго, маракуйя, папайя и другие тропические фрукты, названий которых мы не знаем – продаются за копейки, а фреши из них не намного дороже воды. Ограничений по продаже алкоголя в стране нет, но перуанцы пьют немного и практически не курят.

Веселые горки

Целью нашей поездки в Перу был Мачу-Пикчу – затерянный город инков. Но добраться в него можно только из Куско – столицы инкской империи, а нынче второго по величине города Перу, расположенного в Андах на высоте 3,5 км. Оказаться в Куско можно двумя способами: самолетом или автобусом, и каждый из этих видов транспорта имеет нюансы. Аэропорт Куско ограничен горами, поэтому взлетно-посадочная полоса короче обычной, и если замешкаться, можно «затормозить» в здания за аэропортом. Рейсы в этот город выполняют только самые опытные пилоты, и тьфу-тьфу, происшествий практически нет. С автобусами – другая беда. Куско находится от Лимы всего в 1 тыс. км, но этот маршрут автобус преодолевает только за сутки из-за необходимости преодолевать горные перевалы высотой почти 6 тыс. км. Туристические автобусы оборудованы хорошей тормозной системой, да и водители там более опытные. А местные ездоки не всегда справляются с управлением или встречным разъездом, и в новостях нередко сообщают об очередном автобусе, сорвавшемся в ущелье. Еще одна опасность на дорогах – разбойники. Они останавливают автобус, грабят всех пассажиров и разрешают ехать дальше, только уже без денег, драгоценностей и техники. Так что если автобус с туристами ломается в пути, первой приезжает полиция, а затем уже – ремонтная служба.
Даже если с безопасностью повезло, выглядывать наружу из двухэтажного автобуса жутко: колес не видно, и возникает ощущение, что автобус движется, как эквилибрист, по натянутому канату. Разреженный воздух за окном и веселые горки по серпантину приводят к тому, что половина пассажиров синхронно блюет в пакеты.
По приезде в Куско из-за разреженного воздуха и низкого давления рекомендуют пройти 3-4-дневную акклиматизацию, то есть отдыхать и мало двигаться. На самом деле много двигаться и не получится: стоит подняться на две ступеньки, как одышка не дает ступить дальше, в голове кружится и стучит. У местных даже есть название этой высотной болезни – sorochi. Такое состояние длится несколько дней, пока организм не научится потреблять меньше кислорода. Каждую гостиницу обязали иметь кислородный баллон на случай, если кому-то из постояльцев станет совсем плохо: вдохнул чистого О2 – и уже лучше. Говорят, у тех, кто живет в горных районах, кровеносная система работает эффективней, а объем легких намного больше. Видели бы вы, как бегают вверх-вниз местные школьники!

Секретный помощник

Здесь, в Куско, мы впервые попробовали коку – растение, из которого выделяют алкалоид кокаина. Кока в Перу легальна и, более того, рекомендована для повышения жизненных сил и борьбы с высотной болезнью. В любой гостинице или кафе вам нальют чай из листьев коки, а на рынке сухие листья продаются по 5 грн. за большой пакет. Наркотического эффекта от жевания коки нет, но идти вверх действительно становится немного легче, во рту немеет, как от укола в стоматкабинете, а иногда даже хочется улыбаться без причины. В древние времена индейцы заметили, что животные, жевавшие коку, оставались бодрыми дольше, и стали употреблять ее сами. Растение быстро набирало популярность, и существовала даже мера длины – расстояние, которое человек может пройти, пережевав полный рот коки. Теперь ученые любят говорить, что без этого растения не было бы Инкской империи. Перуанцы поклоняются коке и Пачамаме – богине земли и плодородия, которая дарит им это растение.

Город Пачакутека

Сам Куско представляет собой микс индейского наследия и колониальной архитектуры. В городе есть католические соборы, индейские руины и памятники индейцам, в том числе Пачакутеку – одному из самых прославленных вождей. Над городом на холме раскинула руки статуя Иисуса Христа, которую установили испанские колонизаторы, насаживая католицизм. Центральная площадь, как и во многих южноамериканских городах, называется Plaza de Armas, то есть Площадь оружия. Улицы в Куско узкие, вымощенные камнем и… плохо пахнут. Вообще у индейцев с этим проблема: многие на улицах справляют малую нужду, где придется, и запах в городе соответствующий. В целом впечатление от нации двойственное. Те, кто работает в коммерции, надоедливы до ужаса. «Купи красивую шкатулку. Нет? Тогда хотя бы денег дай», – с таким предложением подходит каждый второй в Куско. «Туристы кажутся им ходячими банкоматами», – написал путеводитель Lonely Planet. Обмануть они тоже могут в два счета. Таксист называет непомерно завышенную цену, а когда переспрашиваешь, недопоняв сумму, он пугается и сбрасывает ее почти вдвое. Апофеозом был служащий автовокзала, взявший с нас за посадку в два раза дороже. Когда мы узнали настоящую сумму и подошли к нему, он отдал разницу без единого слова.
На английском здесь практически никто не говорит. Нация очень замкнута в себе, и даже колонизаторы не смогли разбавить перуанскую кровь. Возможно, из-за этого многие жители очень низкие ростом и, признаться, не весьма красивы.
Со спекуляцией на местном колорите тоже свои нюансы. Традиционный наряд индейских женщин – длинная юбка, шерстяные носки в жару и в холод, кофта, шляпа-котелок и две заплетенные косички. Сумками они почти не пользуются, а переносят вещи в пестрых шерстяных шарфах, взваливая их на себя. Нередко в таком шарфе сидит маленький ребенок, молча познавая окружающий мир. В таких ярких нарядах ходят только сельские женщины, а городские носят обычную скромную одежду или униформу. Чтобы привлечь туристов, народ может одеться в традиционное убранство. Но фотографировать их нельзя – считается, что так ты крадешь их душу. Но за умеренную плату они позволяют это сделать. Ради такого заработка матери наряжают своих маленьких дочерей в пестрые одежки, дают с собой козленка или маленькую ламу и отправляют вместо школы позировать для туристов. Местные общественные организации пытаются с этим бороться, развешивая плакаты с призывами вроде «Вначале – школа, потом — работа». Пока безуспешно…

Храм солнца

Стоит выбраться на гору, как шум, запахи и выхлопы Куско остаются далеко в долине. В окрестностях города тоже есть что посмотреть. Индейский храм Солнца Саксайуаман и другие останки древней цивилизации, иссиня-зеленые эвкалипты и вид на верхушки гор-пятитысячников стоят того, чтобы, задыхаясь, карабкаться вверх. Здесь в сельских высокогорьях выращивают лам, альпаков и викуний – животных, которые дают ценную шерсть. Все они забавны и милы, но самая красивая – викунья с огромными добрыми глазами, как у олененка Бэмби. Шерсти из нее меньше, но тем она ценнее. Итальянский бренд Loro Piana импортирует сырье для своих изделий из перуанского заповедника, где выращивают викуний.

Затерянный город

Мачу-Пикчу, куда стремятся все туристы, – это затерянный индейский город в Андах. На языке кечуа это означает «старая гора». Поселение настолько укромно спрятано на верхушке горы, что снизу его совершенно не видно. Испанские колонизаторы так и не смогли его найти. Мачу-Пикчу был обнаружен только в 1911 г. американским ученым из Йеля Хайремом БИНГХЕМОМ, хотя говорят, что местные жители все это время знали о затерянном поселении, просто не спешили делиться информацией. Как бы там ни было, железнодорожный маршрут из Куско в Мачу-Пикчу назван в честь ученого. Сейчас затерянный город признан Новым чудом света. Чудесен он тем, что построен из обтесанных каменных глыб, которые настолько плотно прилегают друг к другу, что между ними нельзя просунуть даже лезвие ножа. При строительстве не использовался цемент или другие связывающие материалы, а как индейцы поднимали эти глыбы наверх – вообще загадка. Предполагается, что Мачу-Пикчу задумывался как священная резиденция Пачакутека. Индейцы поклонялись богу Солнца Инти, и оказаться высоко, то есть ближе к нему, считалось большой честью. Комплекс насчитывает более 200 строений, включая площадки для жертвоприношений, и несколько десятков террас, на которых возделывались сельхозкультуры. В Мачу-Пикчу проживали более тысячи человек, и все они исчезли в один момент, почему – никто не знает.

Сказать, что затерянный город красив, – не сказать ничего. Несмотря на толпы туристов, там очень уютно. Приятно наблюдать, как сочная зеленая трава растет на террасах, существовавших сотни лет, выглядывать из каменных домиков в долину реки Урубамба, находиться там, где раньше жил великий вождь Пачакутек. Чтобы сохранить великое наследие, сейчас количество туристов ограничили до 2,5 тыс. в день, и только 400 из них могут подняться на гору Вайна-Пикчу, находящуюся на заднем плане на фотографиях. Нам посчастливилось оказаться среди них, и рано утром мы наблюдали, как после ночного дождя прямо у подножия горы белые тучи формировались и поднимались в небо – картина, как из фильма «Аватар». Подниматься на Вайна-Пикчу высоко и довольно опасно – индейцы были ловкими и, похоже, не пользовались перилами. Одному мужчине стало плохо, он практически потерял сознание – все из-за того, что не прошел акклиматизацию по приезде. Ученые полагают, что индейцы не были знакомы с колесом, поскольку все дороги были выложены ступенями. Знаменитый путь инков тянется к еще одному тайному поселению – Чокекирао. Протяженность всех дорог, построенных инками, составляет 40 тыс. км – это диаметр земного шара по экватору.
Добраться до Мачу-Пикчу можно по железной дороге, являющейся государственным монополистом. Дорога занимает не более двух часов, но билет в оба конца стоит от $75 и дороже, в зависимости от времени рейса. Туристы, желающие сэкономить, нашли обходной маршрут. Он гораздо дольше, но и гораздо дешевле. Нужно ехать двумя местными автобусами через горные перевалы, а «на закуску» – идти пешком 9 км по железной дороге. Нам не повезло, и последний участок мы преодолевали в кромешной тьме под проливным тропическим дождем. Там мы познакомились с испанским словом peligroso, то есть «опасно». Местные отговаривали нас, как могли, убедили купить фонарик, поскольку в ж/д полотне бывают ямы и обвалы, и нужно внимательно смотреть под ноги. Но мы все равно пошли, поскольку билеты на Мачу-Пикчу распродаются на неделю вперед, и другого шанса у нас не было. Дорога оказалась сложной, но попав на Мачу-Пикчу, мы забыли обо всех невзгодах. Необыкновенная красота и энергетика – вот все, что наиболее запоминается об этом месте, как, впрочем, обо всем Перу. Побывав в затерянном городе, мы отправились дальше – впереди была Боливия.