Суми: новини, події, коментарі

Нотехс - будівництво у Сумах

Однажды в Стамбуле

438

Почему Они Протестуют / Солидарность, Свобода, Справедливость / Кто Такие Турки Сегодня / Почему У Них Получилось

Кто был в Стамбуле хоть однажды, обязательно побывал и в сердце турецкой столицы – на площади Таксим. Пожалуй, этот маршрут от исторического (а сейчас, соответственно, туристического ) центра Султан-Ахмет через Галата-бридж мимо башни Галата по улице Истикляль до Таксим – наиболее популярный. За час-полтора неспешной прогулки можно увидеть практически всю Турцию – от султанских времен до современного шопинг-модерна, чтобы потом присесть отдохнуть на площади около французского культурного центра, съесть знаменитую стамбульскую булку-рогалик и покормить голубей.

Неизвестно зачем, но единственный сквер Гези премьер-министр Ердоган вместе с мэром Стамбула решили снести, а на его месте поставить торговый центр – по правде говоря,их в Стамбуле и так огромное множество. С самого начала это решение выглядело неоднозначным и вызывало ожесточенные споры, а когда строители (точнее, разрушители) решили приступить ближе к делу, тысячи жителей вышли защищать деревья. И тут власть совершила вторую – роковую – ошибку: полицейские с чрезмерной жестокостью, используя слезоточивый газ и дубинки, попытались разогнать демонстрацию. Это вызвало бурю возмущения во всей Турции, и в тот же день площадь Таксим заполнили десятки тысяч протестующих. Массовые акции протеста (более миллиона людей – фотографии очень впечатляют!) прошли по всей стране в течение двух недель, их итогом стали семь погибших, более трех тысяч пострадавших и публичные извинения и отказ властей от строительства супермаркета на месте сквера. Десятки полицейских отказывались выполнять приказы начальства и переходили на сторону протестующих, поддерживая их требования, мэры городов отказывали полиции в предоставлении источников воды для разгона демонстрантов. Сегодня тысячи людей до сих пор живут в палатках на Таксиме – власти говорят о возможности восстановления здесь старых казарм, и судьба парка снова под вопросом.

В Украине, в отличие от остального мира, турецкие события освещали крайне скупо, поэтому и есть смысл хотя бы вкратце описать их ход. Почему? Не потому что у украинских телевизионщиков мало денег, просто массовые протесты – это фобия нынешних властей Украины, и пугать самих себя же за свои деньги, очевидно, никто не захотел.

Нам же есть смысл обсудить и попытаться понять турецкий феномен: как могло так случиться, что из-за какого-то сквера, пусть даже и в центре Стамбула, и сотни злобных полицейских, неаккуратно помахавших дубинками и потравивших газом десяток-другой людей, восстала чуть ли не половина страны? При этом протестующие проявляли удивительную солидарность: болельщик «Галатасарая» протягивал руку помощи болельщику «Бешикташа» (это все равно, что фанат «Динамо» поможет фанату «Шахтера»), курд защищал турка и наоборот (там есть такой конфликт интересов наций – в Украине нет аналога, к счастью), адвокаты бесплатно защищали тех, на кого власти подали в суд за нарушение общественного порядка, протестантов бесплатно кормили, оказывали медицинскую помощь и т.п. Что объединило этих людей? Неужели только экология и протест против насилия? Нет, конечно. Здесь следует сделать ремарку, что автор ни в коем случае не претендует на истину. Все его выводы и предположения основаны исключительно на репортажах с места событий, писем знакомых из Стамбула, личном опыте и знании истории Турции, а также, безусловно, книг Орхана Памука, в первую очередь, романа «Снег».

Турки – молодая нация, ей нет еще и ста лет, такой народ существовал в VI-VII вв. на территории Великой степи и назывался «голубые тюрки» (есть интереснейшая книга Льва Гумилева). Собственно, турками жители Османской империи стали называться только в 20-х гг. прошлого века, когда к власти в результате кровавой революции (младотурки) и не менее кровавой гражданской войны (300 тыс. греков из Трапезунда (теперь Трабзон) было утоплено в Черном море, остальные сбежали без имущества) пришел Отец всех турок Ататюрк, он же Мустафа Кемаль, который сообщил всем народам, проживающим в Малой Азии на территории Османской империи, что они – прямые наследники тюрков. Тюрки, кстати, имели светлые волосы и цвет глаз, поэтому люди такого типа пользуются в некоторых регионах страны повышенным вниманием (проверено!). Ататюрк сделал Турцию светским государством, ввел латиницу, запретил носить религиозную одежду – словом, это стала совсем другая страна. Правда, экономического успеха все эти новообразования не принесли, впрочем, как и политической стабильности. В Турции очень сильны левые, очень сильны исламисты, а до начала 90-х очень-очень были сильны военные, которые раз за разом устраивали перевороты и путчи. Но в целом основной тренд колебался в выборе между исламистами и другими политиками. Эрдогана называют умеренным исламистом, особенно сильный крен в сторону ислама официальная политика стала давать последний год-полтора, когда правительство поняло, что имеет стабильную поддержку половины населения. Это неудивительно, если посмотреть, каких невероятных экономических успехов добилась Турция за последние годы. Конечно, реформы начались еще 20 лет назад, когда взялись за инфраструктуру курортов: безналоговая зона, минимальные визы, реклама, помощь в оформлении документов и прочие факторы, способствующие развитию отрасли, государство обеспечило бизнесу в полной мере. Но Эрдоган пошел значительно дальше, смог привлечь многочисленных инвесторов, в том числе из богатых арабских стран и Ирана, тем самым породив самый настоящий экономический бум, за что множащийся средний класс его просто боготворит. Да и с руками у турок все в порядке: они шьют обувь и одежду, строят дороги, мосты и дома просто отлично, а уж торговля и сфера обслуживания – традиционно сильные стороны восточного бизнеса.

Внешняя политика Турции при Эрдогане также сильно повзрослела – Турция стала активным игроком в регионе Средиземного моря. Эрдоган активно осуществляет программу «Шесть наций – один язык», в рамках которой проводятся просветительские, обучающие, культурологические мероприятия для Центральноазиатских стран и Айзербаджана, чьи языки и культура родственны турецкой. Турки начали переводить украинских писателей, и автор также имел честь побывать по специальному приглашению на презентации романа Павла Вольвача в Стамбуле. Словом, деятельность турецкого правительства не может не вызывать уважения, и все было бы хорошо, если бы не одно но – не зря все же в руках протестантов можно увидеть многочисленные плакаты с изображением Ататюрка. Это знак, сигнал, предупреждение о возможной исламизации страны.
Кроме того, Турция, чьи граждане давно уже облюбовали Евросоюз, в частности Германию, где на футбольном матче в Берлине между этими двумя сборными турок собралось больше, чем местных, декларирует стремление войти туда не отдельными семьями и родами, а целым государством. Однако, на пути, кроме понятных опасений европейцев, у Стамбула стоят и две совершенно конкретные проблемы: Кипр и курды. Это не считая проблемы геноцида армян, тема которого регулярно инициируется в различных сообществах – армяне требуют официального признания этой трагедии, чему Стамбул невероятно противится. Кстати, в 1924 г. тов. Ленин подарил Ататюрку в обмен на ненападение на Советскую Россию треть территории Грузии, а предки Эрдогана – родом из Батуми. Словом, в географической Малой Азии, колыбели множества великих цивилизаций, переплавляются на наших глазах в одну нацию сотни народностей, при этом у большинства из них (кроме курдов и армян, пожалуй) просто неистовый патриотизм.

Но возвратимся на Таксим к нашим героям – плакаты с Ататюрком все же возникли потом: где-то как лозунг, где-то – как щит. А первые эмоции, которые вывели на площади людей, в том числе и сторонников самого Эрдогана, – огромное возмущение действиями полиции. Т.е. люди, увидевшие по ТВ и в Интернете кадры избиения демонстрантов, были очень недовольны и решили, что власть зашла слишком далеко. Они решили, что власть перестала относиться с должным уважением к их мнению и праву на протест, и если не отреагировать на эту ситуацию сейчас, то «…Эрдоган превратиться в Путина». При этом у протестующих нет никаких лидеров, ни официальных, ни неофициальных («Они нам просто не нужны!»), они запрещают политическим партиям поднимать свои флаги и лозунги. Т.е. протест некоторое время, пока полиция не перешла черту в очередной раз, носил сугубо гражданский характер, а лозунги с требованием отставки премьер-министра появились тогда, когда стало ясно, что власти не собираются отступать.
Итог нам известе: протестанты одержали пусть пока не окончательную, но победу. И хотя Эрдоган в отставку не уйдет (при такой поддержке населения в этом нет смысла), власть признала свои ошибки и намерена их исправить. И что характерно, деревья на месте – на площади Таксим.

Как же туркам удалось так быстро организоваться? 1.Стамбул имеет население порядка 17 млн, и собрать 10-30 тыс. за сутки элементарно. 2.Низовые партийные ячейки там – не бумажные отчеты в столицу «о членстве в партии», а реальные боевые единицы, точнее, тысячи людей, закаленных в уличных протестах. 3.Ментальность турок такова, что они всегда поддерживают друг друга. 4.Социальные сети сработали на «отлично», Эрдоган даже сказал, что они «представляют опасность для государства». 5.Люди действительно были оскорблены и не побоялись выразить свой протест именно так. 6.Люди пришли на Таксим по разным причинам, в т.ч. и по экономическим, но деревья, зверства полиции стали первым толчком к объединению. 7.На заметку украинской оппозиции – никаких партийных лозунгов и искусственных лидеров, это был исключительно гражданский протест. Так рождается общество. Так рождается нация. Будьте бдительны. До новых увлекательных встреч (на баррикадах). Жизнь прекрасна. Турция – наш ближайший сосед и один из самых важных экономических партнеров. Сегодня они строят в Украине дороги, а мы у них отдыхаем. А на Кубани хлеб давно уже убирают турк – лично знаком с одним турецким комбайнером. Почему? Местные пьют много и воруют, так что турок выгоднее нанять, чем за своими следить. Так-то.
Если ты не едешь в Турцию, турки приезжают к тебе. Стамбул-то поближе Пекина будет.