Суми: новини, події, коментарі

Нотехс - будівництво у Сумах

Образ образования

111

Посвящается Дню учителя

Соломон Слабоженский

Директор учебного заведения Москитова усидчиво пребывала в своем кабинете и глубокой задумчивости. «День учителя на дворе, — мелькали обрывки мыслей, — а никого. Вот и делай людям добро!» Именно после последнего продуманного слова отворилась дверь и в помещении оказалась куратор Славобогова. При ней находилась клетчатая сумка из села. Пахло вкусно. «Принять не откажите, — продекламировала Славобогова, — свое, не купленное, от мамы». Сало, яички, курочка, то да се… Москитова ответила довольным «мну» и разрешила куратору жить дальше.

Второй появилась преподаватель эстетического воспитания Миномедова. Пакет в ее руках не вызывал никаких добрых надежд — маловат был и дыряв, но в процессе собеседования все-таки вызвал. В нем хранились сапоги. Только не те, в которые обуты военнослужащие, а «чистая Франция с участием Италии и Португалии, из свежайшего завоза в секонд-хэнд». Так отрекомендовала товар Миномедова и объяснила свой порыв: «Сдуру схватила! На мне они как галоши на балерине, а вам в самый раз будут! И никаких денег, сколько обуви угробили вместе на наших тротуарах!»

Пришла биологиня Чашкина. С коробкой дорогущих конфет и пятерыми щенками замысловатой, но дефицитной породы. Конфеты были приняты благосклонно, а на семейство собачьих директриса уставилась с немым вопросом. Но, узнав рыночную цену каждой особи, сделалась мягче и даже предложила подчиненной кофе. Без сахара и без кофеина. Зато с кипятком!

Следующей была завуч Ядовидина. Сообщила о прибытии партии гуманитарной помощи из самой Германии. В виде футболок, вечерних платьев, свитеров, штанов и прочей роскоши. Говорили о том, что нужно все рассмотреть повнимательнее и определиться, что школьникам подойдет, а что совсем лишнее. Договорились инспектировать вдвоем и строго.

Завхоз Ныпытущий явился с кактусом. Сказал, что дитя прерий подойдет как раз в этот кабинет и будет регулярно цвести один раз в пятьдесят лет, чем радовать и ублажать тех, кто его поливает. Растение было принято благосклонно, а обязанность поливать возложена прямо на завхоза. Почесав где-то между штанами и армейским кителем, даритель удалился. Кактус обосновался в кабинете и включил секундомер, дабы не пропустить очередные пятьдесят лет…

На вопрос о готовности кабинета сверхъестественной истории завхоз бодро доложил, что усилиями педагогического и технического персонала в избранном для этого классе повешены портреты Менделеева с одноименной таблицей, Шевченко — с цитатами и действующего в данный момент президента. Последнее — без пояснений и иллюстраций. Директор заметила, что нужен еще полный текст «Ще не вмерла…» С нотами, вышитыми на рушнике. После этого приказала кабинет запереть на самый мощный замок и никого, кроме комиссий, туда не пускать под страхом ее большого недовольства.

День прошел плодотворно и незаметно. К вечеру назначено родительское собрание, а на такие мероприятия без денег ходить неприлично. Сходились папы и мамы вяло, подозрительно поглядывая друг на друга.

«Купили новые шторы и даже повесили их!» — жизнерадостно сообщила Москитова. И сразу же предложила не останавливаться на достигнутом, а особенно — не вздумать почивать на лаврах. Папам и мамам сообщили, что в школе отсутствуют элементарные удобства. Вернее, они есть, но там все нужно менять на новое.

– Так меняйте! — предложили папы и мамы. — А то мы в горисполком пойдем и в «Панораму» напишем.
– Средств недостаточно — все на новые шторы ушло, — вразумила гневных родителей директриса.
– А у нас достаточно?! — задал провокационный вопрос чей-то папа.
– Вы же юристом работаете! — пристыдили сребролюбивого отца.

В ходе собеседования пришли к выводу, что менять придется. Все, что нужно. А новые шторы — пройденный этап. Для себя же Москитова решила, что, как только все будет поменяно, удобства будут закрыты для широкой публики. На самый большой замок. А вдруг комиссия, в самом деле?!