Суми: новини, події, коментарі

Нотехс - будівництво у Сумах

Кэтрин Кук: “Я верю в будущее такого народа!”

428

Говорят, что про сложные времена интересно читать, но не дай бог в них жить. И это правда. Война, которая идет на востоке Украины, принесла много слез, горя, разочарований, боли. Но за каждым солдатом стоит его история. Иногда судьбы людей пересекаются самым причудливым образом, и это меняет их образ жизни и мысли. Война – это страшно, но именно благодаря ей многие украинцы за рубежом снова вспомнили о своих корнях и заинтересовались своей историей. Так, как это сделала Кэтрин.
Вообще-то у нее очень интересное имя – Кэтрин Анна Ольга КУК. Говорят, что наше имя несет определенную информацию о нас – так вот Кэтрин взяла все самое лучшее из трех имен: она улыбчивая, отзывчивая, сильная, смелая. Не жалеет своих средств и времени, чтобы помогать украинским солдатам. У Кэтрин – американский паспорт, она проживает в США, штат Мэн, но в ней течет украинская кровь. Что она делает в Украине, как все начиналось, какова ее жизненная философия – вы можете прочесть об этом и многом другом. Помимо Кэтрин в интервью принимают участие известный украинский волонтер Юлия СЕВЕРИН, которая помогала раненымм на Майдане и до сих пор помогает ребятам в Киевском военном госпитале, и главред «Панорамы», писатель Евгений ПОЛОЖИЙ. В итоге вышло даже не интервью, а захватывающая беседа, к которой мы приглашаем присоединиться наших читателей.
Евгений Положий: Для начала, Кэтрин, расскажите, пожалуйста, свою историю…
Кэтрин Кук: Мои родители родом из Украины, из Закарпатья, из небольшой деревни Сидоров, которую Советская армия разрушила, чтобы превратить в полигон для учений. Мой отец после переезда в США на протяжении 43 лет служил в американской армии. Он принимал участие в военных конфликтах: в Германии на протяжении Второй мировой войны, в Корее и во Вьетнаме. Он военный офицер. Я тоже работаю в военном госпитале, который называется Togus VA Hospital. Мы заботимся как о солдатах, которые только начинают свою службу (т. е. об очень юных ребятах), так и о тех, кто уже на пенсии. На протяжении всей своей жизни военнослужащий может обратиться к нам. У нас очень “армейская” семья – мои муж и сын тоже военные. Сын воевал в Ираке и Афганистане. Я живу в старом фермерском доме в деревенской местности. У меня две собаки. Очень важно иметь больше одной собаки, ведь им нужно с кем-то общаться, когда хозяева не могут уделить им достаточно внимания. Я люблю ездить верхом и даже принимала участие в соревнованиях.
Е.П.: Когда вы приняли решение помогать украинцам?
К.К.: Когда начался Майдан, я не могла найти практически никакой информации в медиа. Поэтому я смотрела прямое включение по Интернету. И суть событий для меня начали меняться. Я поняла, что украинцы – очень сильные люди. У вас не было мощной регулярной армии, но был дух свободы и победы. И я поняла, что я тоже должна сделать что-то, внести свой вклад. В США, кроме моего мужа и детей, у меня не осталось кровных родственников. Так что это дало определенную свободу действий.
Е.П.: А в Украине есть родственники?
К.К.: Я не знаю. Мы потеряли с ними всякую связь очень давно. Но я верю, что все те люди, которых я встречаю в Украине – моя семья. Особенно Юлия СЕВЕРИН и Леня. Леня мне как сын, можно сказать, что я его усыновила. Он солдат, и для меня важно – помогать ему. С этого все началось.
Юлия Северин: Леня был ранен на Майдане и потом проходил реабилитацию. Кэтрин до этого времени регулярно (каждый месяц) поддерживает его.
К.К.: В информационном плане мне помог Фейсбук. Я нашла волонтера из Канады, у которого спросила: “А чем я могу быть полезна?”. Начала высылать гуманитарную помощь в Украину и делаю это до сих пор: лекарства, бронежилеты, форма. А потом я встретила Юлию и, благодаря ей, смогла познакомиться с огромным количеством людей.
Е.П.: Как относятся американцы к конфликту Украины и России?
К.К.: Они считают, что это где-то там. Далеко. В Украине нет диамантов или нефти, так что среднестатическому американцу эта страна не интересна. И одна из моих задач – показать, что то, что происходит в Украине, важно. Нельзя сформировать своё мнение о чем-то, когда ты далеко. К тому же многие ведут себя так, как будто ничего не происходит, как будто все уже закончилось.
Е.П.: Мы знаем, что вы часто бываете в Киевском военном госпитале…
К.К.: Солдаты в госпитале выглядят такими покинутыми. Они не думают, что они какие-то там особенные. Когда Юля спрашивает, что им нужно, они отвечают: «Ничего!» А ты смотришь вокруг и видишь, что у них нет достаточно еды, лекарств. Они однозначно во всем этом нуждаются. Но молчат. На прошлой неделе я встретила прекрасного человека. Его называют Ангел.
Ю.С.: Он из «Правого сектора». Ему 37 лет. У него нет двух ног. И когда Кетрин спрашивала, что мы можем для него сделать, он только отвечал, что у него все есть. В итоге все-таки выдушил, что ему пуховик нужен. Кэтрин купила ему пуховик.
К.К.: И он стал совсем другим после приобретения пуховика. Такая маленькая вещь, но насколько она преобразила человека! Точнее, внимание…
Ю.С.: С Ангелом вообще очень интерсная история. Он уже был ранен однажды, поправился и снова отправился на фронт. Там он лишился ног. Сейчас думает начать ходить с помощью протезов. А после этого вернуться на линию огня. Но перед этим развестись со своей женой. Мы все убеждали его, что она его любит любым, что она искренняя, на что он парировал: “Конечно, ей хорошо стать женой героя! Престижно!” Вот такие у нас ребята бывают…
Е.В.: Юлия рассказывала, что Вы были в Черкассах, общались с семьями героев. Что Вы им говорили?
К.К.: Что они не одни. Есть столько украинцев, которые переехали в разные части мира, и многие хотят помочь. Я хотела сказать, что уважаю их: за Донецкий аэропорт, за все, что они сделали для Украины. Одна из семей меня очень поразила. Я никогда не плачу, и в тот день я была близка к тому, чтобы заплакать. Его семья выглядела очень депрессивно. Его мать постоянно обнимала сына. Всю семью в таком настроении я никогда не видела.
Ю.С.: Дело в том, что бекграунд у этой истории ужасный. Этот парень был в плену. Над ним издевались так, что заставили стрелять в своего, убить украинца. И он был настолько подавлен, что сделал это… А Моторола все заснял на камеру. Когда парня поменяли, эту запись передали нашим спецслужбам. Понятное дело, ни о какой помощи для семьи от государства не может быть и речи. Если бы не иностранные волонтеры, семья была бы в полной изоляции. К тому же они живут в селе, а это прессинг со стороны соседей, ведь здесь друг о друге знают все. Сейчас они постоянно опасаются, что этого парня посадят.
К.К.: Конечно, не все встречи проходят гладко. К примеру, недавно встретилась с солдатом в институте нейрохирургии, позывной Святослав. Мы передавали подарок для его новорожденного ребенка. Так мы с ним здорово сцепились из-за политики.
Е.П.: К сожалению, политика разъединяет, а не наоборот.
Ю.С.: Война принесла много историй из серии и смех и грех. К примеру, я во Львове ухаживала за одним военным уже в возрасте. У него было тяжелое ранение в живот, стояла трубка, ходить он не мог. Жена его бросила после того, как он, отслужив год, снова пошел на фронт, родственников и друзей нет. Я ему даже ногти на ногах состригала. И вот однажды он в палате, полной других людей, начал меня хвалить: «Юля для меня такое делала, такое! Только жена мужу подобное делает!» Конечно, вся палата затаилась, интересно же, что это за волонтер такая? И тут он продолжает: «Она мне ногти на ногах срезала! Ну кто еще так сможет?!»
К.К.: Солдаты очень ценят внимание. Они любят говорить о войне, показывать свои награды.
Е.П.: В моїй останній книзі є історія про родину Ковальових. Влад Ковальов був доктором в тербаті «Херсон». Його старша сестра, перед тим як він пішов на війну, казала йому: “Куди ти йдеш? У тебе – двоє маленьких дітей. Якщо тебе вб’ють, то хто буде про них піклуватися? Тебе всі забудуть. Не йди!” І він відповідає: “Люди прийдуть, і люди допоможуть”. А вона говорить: “Які люди? Кожен в цьому житті – сам за себе!”. А він повторює: “Не хвилюйся, люди допоможуть”. І він йде на війну, і його вбивають. Але люди прийшли, і люди – допомогли. Допомагають і досі. А його сестра сказала, що її брат дав їй найбільший урок в житті, який достався дуже страшною ціною. Взагалі, історій багато. Іноді здається, що на фронті було чоловік триста, і всі вони пов’язані між собою. Наприклад, я приймаю участь в проекті, метою якого було написати історію про загиблого героя з кожного регіону України. Бралося фото, де він з родиною ще живий, а потім другий кадр – на тому ж місті, але без нього. Таке щемливе відчуття втрати, порожненчі… Мій герой, Микола Козлов із Дніпропетровщини, все життя був дуже проросійською людиною. Він мав би стати класичним ватником, але дізнався про жорстокий розгін студентів на Майдані і почав цікавитися тим, що ж насправді там коїться. Відчуття справедливості, яке він завжди мав, підштовхнуло його поїхати на Майдан. Він потрапив туди 18-19 лютого, якраз коли вбивали людей. І він допомогав, як справжній чоловік і війсковий, виносити поранених і загиблих. Його дивувало, що поранені в груди хлопці співають гімн України. Крим став останьою краплею. Він вважав, що Путин повівся дуже підступно. Він намагався, коли почалася війна, потрапити через військомат на війну. Але в його майже 60 років ніхто до лав армії не взяв. Тоді він поїхав у батальйон «Донбас», де одразу став начальником штабу. 23 травня в бою під Карловкою він загинув, прикриваючи відхід своєї групи. Сепаратисти довго не віддавали його тіло. Волонтери намагалися домовитися і зрештою, забрали Миколу. Я думав, що ця історія на тому і закінчилася, але чомусь не писав її, начебто чекаючи ще чогось… І ось майже випадково потрапляю в Запоріжжі на презентацію книги про 15 атошників, починаю гортати цю книгу. Серед чоловіків там була єдина жінка-снайпер, я зацікавився її історією – вона не військова, прийшла до лав армії вже під час війни. Що її підштовхнуло? І що я читаю?! Як волонтер, саме вона, ця дівчина, забирала тіло Миколи Козлова з Карлівки! І саме історія його життя підштовхнула її стати снайпером! Як часто долі одних людей відгукуються в інших людях, в нас, а ми про це навіть не здогадуємося!
К.К.: Именно такие истории заставляют меня любить Украину и украинцев еще больше. Я верю в будущее такого народа!

Иногда люди могут рассчитывать только на помощь волонтеров из-за рубежа, ведь из-за различных обстоятельств свои от них отвернулись

Совершенно не важно, где ты живешь. Всегда важно, насколько твое сердце открыто для того, чтобы помочь

Записала и перевела Юлия Левковская, “Панорама” № 50