Суми: новини, події, коментарі

Нотехс - будівництво у Сумах

Юрась Зянкович: «Страх, страх и ещё раз страх»

551

Именно на нём, по мнению белорусского журналиста и правозащитника, держится нынешняя власть в его стране

Максим Пятницкий

С минчанином Юрасём ЗЯНКОВИЧЕМ газету связывает давняя дружба. В 2001-м он, студент-заочник УАБД (отец Юрася — сумчанин), пришёл знакомиться с редакцией нашей газеты. Рассказывает, что тогда заинтересовался сумской прессой, купил сразу несколько местных изданий, но порадовали лишь два, в том числе и наше. С тех пор он регулярно гостит в редакции и делится свежими впечатлениями о своей стране. В гостях у Юрася Зянковича в разные годы побывали главный редактор Евгений ПОЛОЖИЙ и журналист Евгений КУЗЬМЕНКО.

На этот раз активисту «Белорусского народного фронта», известному в Минске правозащитнику и журналисту, депутату двух местных советов (в Белоруссии это не возбраняется) уж точно было что рассказать. 19 марта в Республике Беларусь состоялись очередные выборы Александра Лукашенко… Извините, выборы президента Беларуси. «Собственно говоря, — сокрушается Юрась Зянкович, — пока эти понятия неотличимы». 20 марта сторонники оппозиции вышли на Кастрычницкую (Октябрьскую) площадь Минска с требованием провести повторное голосование. Юрась Зянкович успел побывать на 30-тысячном митинге перед белорусской ЦИК в день выборов. Успел, судя по голосу, и простуду там подхватить — в первые несколько дней протеста оппозиции в Минске стояла далеко не весенняя погода.

[q]r: Вы были членом избирательной комиссии на выборах? [/q]
 — К сожалению, я не являюсь одним из двух счастливчиков из всей Беларуси, попавших в комиссии от оппозиции. Два человека на 74 тыс. общего числа членов комиссий. Не две тысячи, а ДВА (смеётся, заметив наше ошеломление). Фактически комиссии у нас в стране формируются представителями исполнительных органов власти, которые имеют право включать и исключать из них кого заблагорассудится без объяснения причин.

Нужно сказать, что ситуация в Украине в 2004 г. и в 2006 г. в Беларуси — абсолютно разная. Если тогда в Украине преобладала неразвитая демократия, то сейчас у нас — развитая диктатура. У нас практически нет оппозиционных газет, нет телеканалов, которые бы сколько-нибудь объективно освещали ситуацию в стране. Есть несколько оппозиционных веб-сайтов, но Интернет-аудитория слишком мала, чтобы значительно повлиять на ситуацию. Кроме того, даже те газеты, что существовали до 2006 г. были «подчищены». Например, газету «Згода», где моя жена работала корректором, пару дней назад закрыли якобы за публикацию карикатур на пророка Мухаммеда, а Лукашенко публично пообещал посадить всех её сотрудников.

[q]r: Какие основные методы фальсификации выборов применялись на выборах 19 марта? [/q]
 — Основной метод — фальсификация в районных и областных избирательных комиссиях: протоколы с участков переписываются на основе тех данных, которые спущены сверху. Фальсификации непосредственно на участках — это, скорее, частная инициатива. Я, будучи наблюдателем, даже не оставался на подсчёт голосов избирательного участка — в этом не было никакого смысла.

[q]r: Наблюдается ли какое-либо разделение избирателей Беларуси по территориальному или социальному признаку? [/q]
 — Есть очень жёсткое противостояние в обществе: примерно 25% — это твёрдые сторонники Лукашенко, от 25 до 30% — сторонники оппозиции. Всё остальное — это то, что социологи называют «болотом», люди всегда колеблющиеся или апатичные. У нас нет территориального разделения симпатий.

Типичный избиратель Александра Лукашенко — это малообразованная женщина старше 50 лет. Демократов традиционно поддерживает избиратель с высшим образованием и хорошими доходами. За Лукашенко выступают обычно деревни и малые города.

[q]r: Был ли у оппозиции какой-то конкретный план на период до и после выборов? [/q]
 — К выборам мы начали готовиться ещё после так называемых парламентских выборов в 2004 году. Так называемых — потому что кроме России и некоторых малодемократических государств Азии их результаты никто не признал. С тех пор начался процесс формирования демократической коалиции. После этого мы выбирали единого кандидата от оппозиции. В октябре таким человеком избрали Александра МИЛИНКЕВИЧА. Александр КОЗУЛИН представляет так называемую «третью силу». Можно сказать, что они пошли на выборы в едином демократическом фарватере.

Неожиданно в начале декабря Лукашенко назначил выборы на 19 марта, хотя состояться они должны были в июле. Наши аналитики сходятся во мнении, что у него был очень серьёзный разговор с Владимиром ПУТИНЫМ, в ходе которого тот вынудил его согласиться на такие условия. Иначе Беларуси пришлось бы уже весной перейти на новые тарифы на газ. Мы были не совсем готовы к этому, но то, что нам удалось всё-таки сделать с рейтингом Александра Милинкевича, — считаю очень сёрьёзным прорывом. В марте он достиг более 30%. Вообще же, у нас сложно провести социологическое исследование — это можно делать только с разрешения властей.

[q]r: Что из себя представляет третий сектор Беларуси, в какие условиях приходится работать общественным организациям? [/q]
 — Во-первых, их очень мало, потому что властями крайне затруднён процесс их регистрации. С конца 2005 года у нас введена уголовная ответственность за деятельность от имени незарегистрированной общественной организации. Очень сложно также получить юридический адрес: по нашим законам он не должен размещаться в жилом фонде. Таким образом, многие организации действуют подпольно. Официально зарегистрированных было 2500 на всю Беларусь. Думаю, что Сумская область не очень сильно отстаёт по этому показателю от всей нашей страны.

[q]r: Существуют ли в вашей стране движения сродни «Поры»?[/q]
 — Да, их несколько: «Зубр», «Хопіць!» (рус. — «Хватит!»). Молодёжь, естественно, подвергается достаточно жёстким репрессиям за эту борьбу. Только за последние несколько суток в Минске были арестованы 150 человек, в основном — молодёжь. Увеличивается список тех, кого за оппозиционную деятельность исключили из университета. Студентов власть опасается. Кроме того, вы будете смеяться, но у нас выезд студента за границу возможен только с письменного разрешения министра. Эту норму однажды нарушила наша активистка Татьяна ХОМА. За это её исключили из родного университета. Кстати, она сегодня получила 10 суток ареста…

[q]r: Считаете ли Вы, что позиция Украины по отношению к власти Лукашенко является достаточно мягкой? [/q]
 — Самая главная помощь от Украины, которую мы давно ждём, — это разрешение на размещение FM-передатчиков вдоль границы с Белоруссией — то, что уже сделали Литва, Латвия и Польша. Это позволит нам прорвать информационную блокаду в стране. Буквально месяц назад из Варшавы начало вещать радио, созданное на деньги Еврокомиссии, но его покрытие пока недостаточно. Месяц — не тот срок, чтобы всё это наладить.

Путинская Россия будет всегда поддерживать Лукашенко, после смерти Слободана МИЛОШЕВИЧА — это их последний европейский друг. Россия показала, на чьей она стороне в последние две недели перед голосованием. Такой пропаганды в пользу нынешней власти Белоруссии со стороны российских СМИ не было уже давно.

[q]r: У нас в стране много пугающей информации об исчезновениях известных белорусских оппозиционеров… [/q]
 — Известны четыре случая бесследного исчезновения: экс-министра внутренних дел Юрия ЗАХАРЕНКО, вице-премьера Виктора ГОНЧАРА, бизнесмена и общественного деятеля Анатолия КРАСОВСКОГО и журналиста Дмитрия ЗАВАДСКОГО. Считается, что они похищены «Эскадроном смерти» и убиты. У нас действует схожее подразделение с тем, что существовало в Чили во время правления там Пиночета, которое занималось убийствами известных оппозиционеров. Сначала они тренировались на уголовных авторитетах, а затем принялись за свою основную деятельность. В последнее время это подразделение затихло, но никуда не делось. Его руководитель — полковник ПАВЛИЧЕНКО — до сих пор занимает высокий государственный пост.

[q]r: Что из себя представляет белорусская эмиграция? [/q]
 — Белорусы очень серьёзно привязаны к земле и ездят работать в Европу и Москву вахтенным методом. Посадить и собрать картошку для белоруса — святое дело. Что касается эмигрантов политических, то — их тысячи, волна докатилась даже до Новой Зеландии, насколько мне известно. Выехать из Беларуси большого труда не составляет, кроме деятелей оппозиции. Я, к примеру, внесён в чёрный список КГБ Беларуси — буквально позавчера меня сняли с поезда, перерыли все вещи, отобрали жёсткий диск с информацией. Сегодня я узнал, что таможенники передали его в КГБ на экспертизу. Изымать его у них не было оснований.

[q]r: Каковы три кита, на которых держится нынешняя белорусская власть? [/q]
 — Страх, страх и ещё раз страх. Кроме того, среди белорусов царит неверие — власть усиленно закручивает «спираль молчания» в обществе, постоянно подчёркивает, что сторонников оппозиции очень мало. Результаты прошедших выборов — это ещё один из методов закрутить такую спираль.

У нас даже номенклатура не верит в то, что Лукашенко честно выиграл нынешние выборы. Конечно, чиновники говорят об этом только в личных беседах.

[q]r: В Украине много говорят о том, что власть Александра Лукашенко держится на сильной социальной политике… [/q]
 — Это очень сильное преувеличение. Что касается экспортных товаров и всех этих выставок-продаж, которые организовывают белорусские предприятия лёгкой промышленности , то товар, идущий на экспорт, и тот, что продаётся в Белоруссии, — это два разных товара. Экспорт — намного лучше того, что продаётся внутри страны. Сейчас Украина догнала и перегнала нас по уровню средней заработной платы. Я всегда говорил, что ближайший к Минску областной центр — это Вильнюс.

Почему мы должны сравнивать себя с Краснодарским краем и Ставропольем? У нас под боком Литва и Польша — посмотрим, как там люди живут.

Статистика о белорусской промышленности засекречена. Ходят слухи, что она работает на склад. Если Россия подымет цены на газ до уровня украинских, то так называемое «белорусское экономическое чудо» просто рухнет.

[q]r: Чего не хватает оппозиции, чтобы что-то изменить в стране? [/q]
 — Лидерам не хватает смелости и решительности. Говорят, что один милицейский генерал однажды сказал: «Пока вы будете выходить на протесты несколькими тысячами — мы вас били и бить будем. Если вас выйдет тысяч сто — мы станем вместе с вами. Нам тоже это всё надоело».