Суми: новини, події, коментарі

Нотехс - будівництво у Сумах

Юбилей без пафоса

201

Театру для детей и юношества стукнуло тридцать

Алексей Сикорский

Театр для детей и юношества 21 декабря праздновал свое 30-летие. Причем со сцены эта вполне круглая дата была названа не юбилеем, а просто днем рождения. Именно так, без лишней помпезности. Хотелось бы поговорить со многими членами коллектива и, естественно, поздравить каждого лично, но атмосфера подготовки к торжеству и последнему “прогону” юбилейного спектакля как-то не располагала к долгим и обстоятельным разговорам. Однако, нам все же удалось побеседовать с главным режиссером театра Анатолием МАРТЮШОВЫМ, который о тридцатилетнем периоде существования этого уникального очага культуры знает все. Определение “уникальный” может показаться слишком пафосным, но судите сами…

Отнюдь не с вешалки…

Итак, Анатолий Иванович Мартюшов рассказал о театре, который целое поколение сумчан привыкло называть ТЮЗом:
“В декабре 1975 года, день рождения театра, он назывался театром кукол. Тогда по правительственному постановлению было создано два кукольных театра в Украине – у нас и в Чернигове.
Сразу же стал вопрос о здании…”

Вот так получается. Четкая команда сверху: “Создать, организовать, изыскать!” И бестолковая суета на уровне исполнителей. И масса проблем. Складывается впечатление, что этот театр начался не с вешалки, а с постановления. Не совсем так. Он начался с людей, которые пришли на свое место и занялись делом. А собственной вешалки, как, впрочем, и сцены, театр долгое время не имел. Поначалу помещение нашли в здании, которого теперь нет. Оно стояло на месте комплекса “Театральный”, в самом центре города. До театра там располагался краеведческий музей, переехавший впоследствии в так называемый “дом с кариатидами”, где и пребывает до сих пор. Нужно еще иметь в виду, что впечатляющего сооружения из стекла и бетона на Театральной площади тогда не было. А театр им. Щепкина занимал как раз то скромное здание, где и отмечал свое 30-летие Театр для детей и юношества. Вот как все запутано в сравнительно коротком отрезке времени! Помещение для театра вроде бы нашли, но, как оказалось, ненадолго.

Анатолий Иванович рассказывает: “Пришли молодые артисты, выпускники Харьковского института культуры. Здание нуждалось в ремонте – стали ремонтировать. Но вскоре стал вопрос о том, что нужно строить комплекс “Театральный”, значит, театр под снос. Долго скитались, одно время занимали помещение музыкальной школы №1. Но в основном театр был разъездным. Грузились в автобусы и везли спектакли в райцентры или показывали их здесь, в городе. Там, где были подходящая сцена и зрители. Так и жили. В 1979-1980 гг. построили современное здание для театра им. Щепкина, а за это здание началась борьба. Первым секретарем горкома партии тогда был Михаил ЛУШПА, и он фактически своей властью, своим авторитетом сделал так, что это здание отдали нашему театру”.

Об уникальности

Да, неоднозначная картинка получается. В “Місті, що оновлюється”, для того чтобы возвести могучий ресторанный, комплекс приходится лишить актеров крыши над головой. Но вскоре открывается театр “взрослый”, и скитающийся по чужим углам ТЮЗ получает вполне приличное помещение. При чуткой заботе горкома.

И это не единственный эпизод “борьбы за место” в биографии театра. В 90-е годы поднимался вопрос о передаче здания аграрному университету. Диковато звучит, да и информация об этих планах на уровне разговоров: “Это так, но на меня в газете не ссылайтесь”. Но очень уж внятно и последовательно эти разговоры звучали. Как бы там ни было, но театр занимает то здание, которое и должен занимать по логике вещей. И остается уникальным уже из-за своей короткой, но сложной биографии.
Другая грань его неповторимости – творческая. Снова предоставляем слово главному режиссеру: “С приходом Олега Рафаиловича КОГУТА родилась идея создать театр, который мог бы ставить кукольные и драматические спектакли одновременно. На одной сцене, силами одних и тех же артистов днем играется детский кукольный спектакль, а вечером – драма, рассчитанная на зрителя постарше и даже совсем на взрослого. Олег Рафаилович много для театра сделал, но судьба сложилась так, что он уехал в Израиль. А концепция разновозрастного театра прижилась. Я считаю, что такая концепция театра идеальна для провинции. В столицах театров много, там зритель может выбирать, куда пойти, а у нас ведь профессиональных театров только два. У нашего театра очень ответственная миссия – воспитывать зрителя. Маленьких детей мы сначала знакомим со сказочными спектаклями. Повзрослев, они смотрят более серьезные постановки. И наш “старший брат”, как мы называем театр им. Щепкина, получает зрителя, который знаком с театральным искусством. Причем с самого детства”.

Артисты и их комплексы

“Наши артисты фактически владеют двумя разными театральными профессиями. Кукловод и драматический актер – это совсем не одно и то же. Везде, но не у нас. Например, Людмила РАКУТА днем работает с куклой. В этом спектакле она – Лягушка. А вечером выходит на сцену и играет Джульетту, уже не прячась за ширму. Или Владимир ХОРУНЖИЙ в кукольном спектакле – Царь, а вечером – Сеньор Капулетти… И таких примеров много.

У артиста-кукольника обычно с годами вырабатывается своеобразный комплекс, из-за того что публика его не видит. Эти люди хотят выйти на сцену показаться. А у драматических артистов зачастую присутствует снобизм из-за боязни, что на этот раз может не получиться. Он лицом к лицу с залом, на него смотрят!

Профессия кукольника, кстати, технически очень сложна. Ведь он не видит, что показывает, и вначале не чувствует. Так вот, пока не почувствуешь куклу, пока руки не срастутся с ней, ничего не получится”.

По словам Анатолия Мартюшова, труппа раньше пополнялась за счет актеров из Днепропетровска и Харькова. Теперь стараются брать своих, сумских из училища искусств и культуры им. Д.Бортнянского. Там нет соответствующих специальностей, но находят способную молодежь и постепенно учат. Многие потом заканчивают театральные институты и получают дипломы по специальности. Из молодых артистов, закончивших училище, Анатолий Мартюшов назвал нескольких: “Анфиса ЗИНЧЕНКО, Наталья ШУЛЬЖЕНКО, Инна АЛЕКСЕНКО, Алексей ТИЩЕНКО, Виталий РОДИОНОВ – все крепкие артисты. Но у каждого свое “время выпаса”. Артист должен “выбегаться”. Артист Амвросий БУЧМА, теперь маститый и известный мастер, сказал когда-то, что актеру должно быть мало роли, он должен чувствовать, что может больше, должен постоянно “бурчать””.
[cenimg]
[imgpod]Народная артистка Украины Александра Сокол.
В этом театре относительно недавно,
но кажется, что играла здесь всегда[/imgpod]
[/cenimg]

Квартирный вопрос и другие

Анатолий Иванович рассказал, что во времена, которые теперь принято ругать, артистам театра, как ни странно, давали квартиры. Одну-две в год, но регулярно. У театра был собственный жилой фонд, которым можно было как-то оперировать – кто-то из однокомнатной квартиры переселяется в двухкомнатную, его жилье занимает другой, помоложе. Сейчас этого нет, отсюда и проблемы с кадрами.
Любой спектакль рождается из литературной идеи, то есть нужна пьеса. Раньше авторы жили на свои гонорары, теперь этого тоже нет. Драматурги просто “поуматывали”. Я говорю о профессионалах, а графоманов и сейчас выше крыши. Главный режиссер Курского ТЮЗа рассказывал мне, что, для того чтобы окупить гастрольную поездку одного человека, требовалось продать 2 билета. Теперь – 20. То есть положение с гастролями тоже намного сложнее. Как в России, так и у нас…

Публика

В день рождения театра мы попросили высказаться некоторых зрителей, присутствовавших на юбилейном спектакле. Все, что сказали люди, приводим максимально точно и с минимумом комментариев.

“В этом спектакле театру удалось показать свое настоящее лицо. Вернее, множество лиц – не масок, как и должно быть. Для меня эта труппа, весь коллектив – один большой и неимоверно талантливый артист”.

“Я помню, как меня приводили сюда маленькой девочкой. Теперь я вожу в театр своего сына. И он тоже театр полюбил, хочет видеть все спектакли… Театр – это уже не учреждение, подчиненное каким-то административным структурам, а часть нашей жизни”.

“Будучи человеком взрослым и занятым, не могу сказать, что бываю здесь часто. Но я видел много спектаклей и среди них – ни одного откровенно слабого. И еще одна особенность – все постановки проникнуты добротой и любовью”.

Что ж, театр живет и не собирается стареть. Лучше всего об этом свидетельствуют отзывы публики. Люди, как видите, говорят без лишнего пафоса, но в искренности им не откажешь.

Попытка распределить места

В беседе с главным режиссером мы попытались выявить в театре лучшее и лучших.
Раздать “золото”, “серебро” и “бронзу”. Не очень успешно. Вот что получилось.
[q]r: Какой спектакль, по Вашему мнению, был лучшим в прошедшем году?[/q]
– У нас – “Аладдин”. Детская сказка, драма по СТЕЛЬМАХУ. Музыку написал Владимир ПРИХОЖАЙ. Успех у детей потрясающий. Ученики 4-5 классов аплодировали стоя, это ведь о чем-то говорит.
[q]r: Лучший артист?[/q]
– Алевтина ЛОБАЧЕВА, которая сыграла Будур в этом же спектакле.
[q]r: Художник?[/q]
– Ольга ЛЕДНЕВА, художник по костюмам. Она делает чудеса буквально из ничего, перешивает то, что есть, вовсю использует старое. В результате совершенно новые костюмы, полностью соответствующие концепции спектакля.
[q]r: Какую новую постановку можно отметить?[/q]
– “Веселый маскарад”. Ставил Валерий МИКИТЕНКО. Интересно, что туда под Новый год органично вписываются Дед Мороз и Снегурочка, но есть вариант и без них. Мы уже возили спектакль в Лебедин, это была благотворительная акция.
[q]r: Сколько в театре Дедов Морозов?[/q]
– Плановых – двое. Остальные – дело личной договоренности артиста с заказчиком. Приходится и подхалтуривать.

[cenimg]
[imgpod]Эти куклы – ровесники театра,
но так же, как и он, стареть не спешат[/imgpod]
[/cenimg]