Суми: новини, події, коментарі

Нотехс - будівництво у Сумах

Вахта памяти

1,433

Поисковое дело на Сумщине переживает новый подъём

Андрей Поляков

Поисковики с опытом утверждают, что общественный интерес к солдатским захоронениям появлялся во второй половине 60-х, начале 70-х годов прошлого столетия и в годы перестройки. Братские могилы, находящиеся вдали от населенных пунктов, переносили в центр сёл и городов. На могилах ставили памятники, открывали мемориальные доски с именами погибших.

Народ назвал памятники на могилах солдат «Алёшами». По словам поисковика и краеведа Сергея ЗАДЕСЕНЦА, в те годы работа по переносу останков очень часто проводилась формально — до конца могилы не выбирались. Был случай, когда родственники погибшего лётчика хотели забрать его уже перезахороненные останки для дальнейшего перезахоронения у себя на родине, но в могиле обнаружили всего лишь пару костей.

Активную поисковую работу по увековечению памяти бойцов Красной армии, погибших в Великой Отечественной войне, сегодня проводят несколько общественных организаций области. Среди них — сумские поисковые отряды «Гвардеец» и «Повернення», глуховский «Обелиск» и «Последний рубеж» из Конотопа.

Правое дело

Глуховчанам в увековечении памяти погибших бойцов Красной армии помогает инициативная группа «Монолит». Результатом её деятельности стало присвоение переулку в г. Глухове названия — Героев Черневского боя, а в 2005–2007 гг. установление памятного знака и открытие мемориального комплекса на 12-ом км автодороги Глухов-Сумы. В 2007 г. в военкомате Глухова были обнаружены оригиналы списка погибших в этом бою. «Сопоставив данные из списка военкомата с именами погибших на плите мемориала в с. Чернево, мы установили, что вместо фамилии бойца указано название его аула. Это тоже в своём роде поисковая работа», — считает председатель инициативной группы Алексей ЩЕРБАНЬ. Уроженка этого села рассказала Алексею, что её отец в 1941 г., доставая трупы из болота, тайно хоронил погибших бойцов Красной армии «по-людски». Чтобы полицаи не догадались о его занятии, он брал с собой удочки, как будто идёт на рыбалку.

В урочище Борок глуховским поисковым отрядом «Обелиск» организовано братское кладбище, где перезахоронены и останки шестерых солдат, найденных сумскими поисковиками под Боромлей. «Перезахоронили мы их там потому, что в нашем городе в этом деле никто не был заинтересован», — говорит Сергей Задесенец.

Сумские поисковики к властям обращаться не хотели, считая, что нынешней областной администрации они не нужны. «На этом никто не будет иметь никаких политических дивидендов», — говорят они. Чтобы организовать кладбище, где будут перезахоронены солдаты, погибшие за Сумщину, требуются деньги и земля, за которую солдаты и отдали свою жизнь. Сумские поисковики считают, что за землю сейчас идёт настоящая война и хотя их дело правое, но в войне за землю им не победить. Первоначально они планировали на территории кладбища, расположенного на окраине с. Железняк Сумского района, организовать место для будущих перезахоронений. Во время войны за это село шли ожесточённые бои, поэтому на кладбище есть солдатские могилы. «Найденные в этом районе погибшие солдаты будут лежать рядом с однополчанами. К сожалению, село вымирает и в будущем на могилы никто из жителей не придёт. Погибшие должны быть похоронены по-человечески, а не валяться по полям и лесам. Пока воевали, были нужны, а как погибли, оказались забытыми», — сказал Сергей.

Немецкий пример

В вермахте всё было иначе. Каждый солдат был уверен, что в случае его смерти он не будет брошен на поле боя, а его родные обязательно узнают, где и как он погиб. Поисковики говорят, что найти брошенного немца практически невозможно. «За всю историю поискового движения у нас в области случаи обнаружения немецких солдат единичны. В Красной, а потом и в Советской армии в годы войны, к сожалению, столько внимания погибшим солдатам не уделяли, да и не могли уделять из-за нехватки времени и сил. Погибших в основном хоронило местное население. Так было в 1943 г., когда на подступах к Сумам шли кровопролитные бои», — уточнил поисковик.

24 года сумские поисковики не прекращают поиск погибших

Местная жительница, проживающая в Железняке, рассказала поисковикам, как в годы её молодости встал вопрос о захоронении бойцов Красной армии, погибших при освобождении её села. Председатель сельсовета заставлял людей хоронить солдат. Трупы уже начали разлагаться, и в воздухе стоял невыносимый запах тлена, который она помнит до сих пор. Взрослые идти отказались, а подростки пошли. Выкопали яму и крюками затащили в неё тела погибших. Солдатские книжки и смертные медальоны никто не искал. Сейчас на этом месте находится колхозное поле. А братская могила осталась только в воспоминаниях свидетелей.

Как правило, в архивах хранится информация обо всех известных братских могилах. Задачей поисковиков является поиск солдат, брошенных после боя и нигде не похороненных. Именно останки таких солдат они находят в лесу, на полях, на обочинах проезжих дорог. Все они являются безымянными, поскольку в 1942 г. приказом наркома обороны смертные медальоны отменили, а солдатские книжки сгнивали в земле. К тому же и сами солдаты часто выбрасывали из медальона бумажные вкладыши с личными данными и хранили в нём предметы солдатского обихода. Так, в районе с. Бездрик «гвардейцами» были найдены останки солдата и пластмассовый смертный медальон, внутри которого лежали два стальных пёрышка.
За последнее время в Краснопольском, Тростянецком, Сумском и Лебединском районах они нашли 12 останков бойцов Красной армии. Останки перезахоронили в с. Железняк.

Активист поискового движения «Гвардеец» Сергей БЕСПАЛОВ считает, что останки бойцов следует предавать земле согласно воинским ритуалам, предварительно отслужив молебен по погибшим. Он сообщил, что ритуалы перезахоронения описаны в уставе внутренней службы. «Там расписано всё, — говорит он. — Указано, что и когда играть оркестру, когда производить салют и в какое время, а также сколько давать залпов. Мы люди невоенные, поэтому приглашаем только священника — как правило, отца Вячеслава ТЁМНОГО».

Поиск не вслепую

Сергей Беспалов — поисковик со стажем. Был случай, когда в нескольких метрах от него разорвался снаряд. Тогда двое его товарищей погибли, а он получил контузию и осколочное ранение в голову. Ещё в советские времена в составе сумской делегации от поискового отряда «Память» он принимал участие в эксгумационных работах в Смоленске, где нашли больше 10 тыс. останков, а также в Новгороде, Калуге, Можайске, Волгограде, Севастополе и многих других городах. На территории Сумской области он участвовал в самой крупной акции по перезахоронению останков бойцов Красной армии и военнопленных, найденных в Глухове на месте немецкого концлагеря. Сергей рассказал, что так называемые «именные» останки перезахоронили в гробах. Гробов было около пятидесяти. В каждый гроб поместили останки десяти человек. «Сейчас глуховским поисковым отрядом „Обелиск“ руководит Юрий КОВАЛЕНКО, — рассказывает Сергей. — Мы познакомились в 1983 г. После этого стали совместно участвовать во всех всесоюзных „Вахтах памяти“».

По словам Сергея, в 1994 г. Юрий Коваленко служил в воинской части «Батуринские казармы», которая располагалась на месте бывшего немецкого концлагеря «Шталаг №192», просуществовавшего до 1943 г. Юрий нашёл мужчину и женщину, свидетелей того времени, к тому же оказывавших медицинскую помощь узникам лагеря. Женщина тайно вела дневник. Из дневника стало известно, что немцы обессиленных людей расстреливали. Тех, кто был покрепче, гнали на узловую железнодорожную станцию Хутор Михайловский. Тех, кто по дороге выбивался из сил, добивали. Остальных отправляли в Винницу на строительство ставки Гитлера. Сумские и глуховские поисковики нашли на обочине дороги, ведущей на станцию, останки солдат. Эти находки подтвердили рассказ женщины. Убедившись в правдивости её слов, в 1994 г. они начали раскопки на территории воинской части, придав своей работе гласность. Это была Вторая всеукраинская «Вахта памяти». На приглашение глуховчан откликнулись поисковики из Житомира, Одессы, Донецка, Луганска, Запорожья, Полтавы и других городов. Сергей хорошо помнит, что останки солдат находились в нескольких ямах. В самой большой нашли 215 останков, часто между ними не было земли. В нижних слоях из-за отсутствия кислорода останки мумифицировались. «Всего мы нашли около полутора тысяч останков, — рассказывает Сергей, — а также смертные медальоны, по которым удалось восстановить имена многих погибших за колючей проволокой. В 2002 г. в урочище Борок на перезахоронение останков приехали послы стран СНГ, в том числе и посол России в Украине Виктор ЧЕРНОМЫРДИН. Останки безымянных солдат перезахоронили отдельно от „именных“, т.е. тех, чьи имена удалось установить».

Оставаться людьми

Настоятель храма Преподобного Сергия Радонежского отец Вячеслав Тёмный считает, что деятельность поисковиков очень важна для общества. «С одной стороны, это трагическое событие, а с другой — это радостный момент в нашей жизни. Несмотря на все житейские неприятности настоящего времени, мы находим в себе силы всё-таки оставаться людьми. К сожалению, сейчас переписывается история. Те, кто сражался против нас, кто был нашим врагом, кто убивал нас, — возводятся в ранг национальных героев. Ребята добровольно отдают дань солдатам, защитившим нас. До сих пор многие из них числятся пропавшими без вести», — сказал он.

По словам руководителя молодёжной общественной организации «Поисковый отряд „Гвардеец“» Дмитрия ЯЩЕНКО, раскопки в пер. Институтском на месте строительства жилого дома показали, что здесь в годы войны действительно находился концлагерь. Из многочисленных воспоминаний сумских старожилов поисковикам стало известно, что до войны на этом месте был пустырь. В первые месяцы войны в школе №5 (сейчас №8) размещался военный госпиталь для бойцов Красной армии. Оккупировав город, немцы обнесли пустырь за школой колючей проволокой, поставив по углам четыре пулемётные вышки. Первые две недели концлагерь охраняли немцы, потом — полицаи. «Были случаи, — рассказывает Дмитрий, — когда заключённых, находящихся за колючей проволокой, по просьбе родственников отпускали домой. Забрать человека из концлагеря можно было и под поручительство соседей, сельских старост и других представителей местной власти. Если человек исчезал с места жительства, поручители попадали в заключение».

Из концлагеря заключенного можно было и выкупить. Полицаи были не только жестокими людьми, но и продажными. Они были не прочь обменять военнопленного на царскую «пятёрку», отрез сукна или новые сапоги. Как правило, солдаты, получившие свободу, без документов пытались перейти линию фронта к своим. Оказавшись в рядах Красной армии, они отличались особой ненавистью к фашистам.

«Уже сейчас мы можем сказать о внешнем виде тех, кто не смог вырваться из концлагеря. Многие заключённые не имели зимней одежды, а летнее обмундирование быстро износилось. Они умерли от холода, что и подтвердили раскопки. Другие умерли от голода, потому что немцы пленных не кормили. Местному населению не запрещалось подкармливать заключённых. Наверняка их подкармливали и крестьяне из пригородных сёл, приезжавшие хоть что-то разузнать о своих близких. Были случаи, когда люди, не найдя своих, выкупали чужого, незнакомого человека», — рассказывает Дмитрий.

Справка

По немецким данным, в годы оккупации в Сумах действовали два пересылочно-сортировочных лагеря-дулага: №170 и №190 (durchgangslager). Найденные в пер. Институтском останки, скорее всего, относятся к одному из этих дулагов. Кроме этих лагерей, в Сумах действовал ещё и шталаг №308.
По поводу этого лагеря на сайте http://artofwar.ru/c/chernowalow_w_w/st308.shtml можно найти следующую информацию:

Шталаг 308 (VIII E), «Нейхаммер» [полное название: Kriegsgefangenen Mannsschtatsstammlager — стационарный лагерь для военнопленных] был создан 4 апреля 1941 г. на территории VIII военного округа Германии и был предназначен для приема советских военнопленных.

В апреле 1941 г. на учебном полигоне Нейхаммер формировалась специальная диверсионная группа «Нахтигаль», («соловей») получившая своё название благодаря хору группы. В основном в неё входили молодые украинцы, ранее служившие в польской армии. Основной задачей группы было не ведение боевых действий, а, скорее, пропаганда лояльности Третьего рейха к украинцам. 18 июня украинцы приняли присягу на верность украинскому государству и были переброшены в приграничные районы СССР, где с начала войны вместе с полком «Бранденбург 800» участвовали в захвате Львова.

Шталаг 308 (VIII E), «Нейхаммер», упоминается в оперативном приказе N 9 начальника гестапо и СД от 21 июля 1941 г. в перечне лагерей для деятельности айнзатцкоманд СС на территории Германии. Выявление и отбор «нежелательных русских» проводился полицейским управлением Бреслау, и «неблагонадёжные» переводились в КЛ «Гросс-Розен» и «Аушвиц».

Первая партия военнопленных была доставлена в лагерь 17 июля 1941 г.
В июне 1942 г. шталаг был ликвидирован как самостоятельная единица и продолжил существование как филиал шталага VIII C, «Саган».

Комендатура шталага 308 (VIII E) была назначена в г. Сумы. Сведений о деятельности шталага 308 в Сумах нет, но в 2005 г. в ходе поисковых работ в г. Курске на территории четвертого военного городка, где в годы войны располагался лагерь военнопленных, были найдены три жетона военнопленных с личными номерами 308 (VIII E) — 58 591 и 308 (VIII E) — 60 107. Эта находка рождает два предположения:
1. Часть военнопленных из шталага «Нейхаммер» была направлена на оккупированную территорию СССР или как рабочая команда, или как военнопленные при немецкой воинской части.
2. Шталаг 308 всё же действовал на советской территории, где через него прошло от 4 до 5 тыс. военнопленных.

Где найти данные о погибших в ВОВ родственниках
На сайте www.obd-memorial.ru (ОБД Мемориал) можно найти «информацию о звании погибшего, части, в которой он служил, дате и причине смерти (убит, умер от ран, пропал без вести) и месте захоронения. Более того, на сайте выложены отсканированные копии всех обработанных документов-первоисточников, содержащих информацию о персоналиях. Эти документы позволяют с большой точностью идентифицировать павших, поскольку в них часто содержится дополнительная информация, в частности имена и адреса родственников, которым отсылались похоронки.
В рамках проекта отсканировано и предоставлено в Интернет-доступ около 10 млн. листов архивных документов и свыше 30 тыс. паспортов воинских захоронений. Впервые вы сможете ознакомиться с реальными документами, самостоятельно провести поиск и исследование».