Суми: новини, події, коментарі

Нотехс - будівництво у Сумах

Страна Боливара

498

Боливия очаровывает горными массивами, честными таксистами и нелюбовью к США

Анастасия Мазур

У туристов при въезде в Боливию перехватывает дух. И дело не только в нехватке кислорода на большой высоте, но и в том, что здесь все как будто намеренно преувеличено, что кажется нереальным. Если это горы, то шеститысячники с шапками снега, не тающего даже жарким летом; если озеро, то чтоб лазурно-синяя гладь простиралась до горизонта; если мегаполис, то с мусором и смогом, не дающим дышать даже ночью; если дешево, то 30 грн. за кусок стейка, едва умещающегося на большой тарелке. Мы пробыли в Боливии две недели, потратив всего по $200. Нельзя сказать, что понравилось абсолютно все, но она грандиозна — этого у страны не отнять.

Бедные, но гордые

Осознание того, что Боливия не похожа на другие бедные южноамериканские страны, появляется уже при подъезде к границе. Кондуктор подходит к каждому из пассажиров автобуса, раздает регистрационные карточки и уточняет гражданство. Мы, уже кое-как изъясняясь на испанском, отвечаем: «Украния», – и получаем наши карточки. Далее слышим его диалог с двумя девушками. «Вы откуда?» – «Из США». «У вас есть визы?» – «Нет, зачем. Нас везде пускают без виз», – отвечают девушки с белозубыми улыбками. «Ну-ну, сейчас увидим», – кондуктор улыбается в ответ.
Признаюсь, мы тоже улыбались – только немного злорадно. К туристам из других стран Боливия выставляет такие же визовые требования, как и те страны к боливийцам. И поскольку виза в США – одна из самых сложных для получения, в Боливии нещадно измываются над американскими туристами. Тех девушек отправили оформлять визы в другой город, когда большинство туристов получили штампы прямо на границе. И хотя конкретно эти путешественницы были ни в чем не виноваты, мы приветствовали восстановление справедливости – за украинцев, которые испытывают трудности в попытках получить американскую визу. Но наше восхищение боливийскими законами длилось недолго – за марку в паспорте с нас содрали по $50. Видно, между нашими странами тоже есть какие-то трения.
Лихорадочный контроль
Еще одно требование к въезжающим в Боливию – наличие прививки от желтой лихорадки. Вообще эта страна не очень благополучна в смысле экзотических заболеваний. Малярия, лихорадка денге, гепатиты, лейшманиоз и другие заразы, о которых украинцы могли слышать только в «Докторе Хаусе», поджидают туристов на каждом шагу. Универсальная рекомендация – стать параноиком на время пребывания в стране. Это значит не только пить исключительно бутилированную воду и регулярно пользоваться репеллентами, но и проверять свою одежду перед тем, как надеть ее. Как-то мы остановились в хостеле в соляной пустыне. Уже под конец вечера ребята обнаружили в холле желтого скорпиона. А я вспомнила, что окно над моей кроватью весь вечер было открыто. Когда все легли спать, я еще долго обследовала ее с фонариком. Все обошлось, но вернуться в цивилизацию все равно было приятно.

Скала пумы

Одна из главных достопримечательностей Боливии – озеро Титикака. Хихикая над странным словом на школьных уроках географии, мы не думали, что когда-нибудь здесь окажемся. Титикака просто великолепна. Находясь среди скалистых гор без намека на растительность, Титикака превосходит по площади наше озеро Чеха почти в 26 тыс. раз. Днем над озером редко собираются тучи, поэтому водная гладь представляет собой идеально ровную лазурно-синюю бесконечность. Название озера состоит из двух слов на языке индейцев кечуа: «тити» – пума и «кака» – скала. На Титикаке много маленьких островов, главный из которых – Остров Солнца. Местные утверждают, что цивилизация инков началась именно здесь, когда на закате из озера на остров вышел Манко Капак – первый инка. Сейчас на Острове Солнца живут несколько общин, которые ловят рыбу, выпасают лам и альпаков и обслуживают приезжих туристов. На острове возникает ощущение, что время здесь отсутствует, – все выглядит так, как и, наверное, сто лет назад. Имея вокруг себя колоссальные запасы пресной воды, индейцы до сих пор не построили на острове водопровод, и вода попадает наверх в канистрах на ослах. В целом, с технологиями у них не складывается. Их предки, древние индейцы, строили из камня нерушимые храмы и дороги, а у этих руки выросли, извините, из одного места. В уличном туалете от сливного бачка отрезана труба, так что при смыве вода течет по стене, а потом уже попадает в отверстие. Ручки на дверях открываются нажатием снизу вверх, а кран в ванной прикручен так, что струя воды бьет в стену, и руку приходится протискивать между ними. Но чего только не вытерпишь ради природной красоты этих мест.

Мир во всем мире

Хотя формальная столица страны – г. Сукре, фактически финансовый и культурный центр – Ла-Пас, что с испанского переводится как «мир». Скажу сразу, что в этом «мире» мы едва вытерпели два дня – здесь просто невозможно дышать. По узким улицам ездят допотопные автобусы, дымящие на прохожих, да и в условиях пониженного содержания кислорода топливо не сгорает так, как должно. Ла-Пас расположен на высоте 3800 м и считается самой высокой столицей мира. Среди достопримечательностей города –ведьминский рынок, на котором можно купить разнообразные зелья, амулеты и высохшие зародыши лам. Считается, что зародыши служат оберегом, если повесить их при входе в дом.
Отдельный аттракцион для туристов – центральная автобусная станция. Это настоящий вертеп. Все направления движения автобусов указаны на табло, но по станции слоняются десятки зазывал, кричащих на все лады: «Потосипотосипотосиии!!» или «Сантакрусантакрусантакрууус!!». Дело в том, что кроме испанского и языков индейцев кечуа и аймара в Боливии еще 34 официальных языка, и не все могут прочитать надписи на табло, поэтому автобусный транспорт чаще всего сопровождают глашатаи. Еще одна особенность автобусов – престарелые пассажирки из местных, в неизменных котелках и ярких шерстяных шарфах. Добродушно улыбаясь, они сдвинут на пути танк и непременно залезут в автобус первыми, хотя у каждого пассажира есть билет с указанным местом, и неважно, кто зайдет первым. Эту особенность мы наблюдали не только на автостанциях. Перуанцы и боливийцы точно так же садятся и в самолеты – необъяснимая национальная черта.
В Ла-Пасе с нами произошел конфуз. Садясь в такси, мы сторговались с водителем за сумму в 30 боливиано вместо 50, но он был рад. Потом поняли, в чем дело. Мы перепутали испанские «пятьдесят» и «пятнадцать», и на самом деле диалог звучал так: «Сколько стоит проезд?» – «Пятнадцать» – «Давай за тридцать» – «Отлично, поехали!». Осознав ошибку, мы долго смеялись на заднем сидении такси. Водитель смеялся с нами и лишние деньги не взял.

Вкусно и дешево

Сукре запомнился нам аккуратными белыми зданиями и дешевыми говяжьими стейками, которые подают с острым соусом из перца и лайма. Также в Боливии нам удалось попробовать мясо ламы – немного жестковато, но, возможно, виноват повар. Питаться в этой стране можно «от пуза» и за скромные деньги. Если заказываешь курицу, у тебя не спрашивают, с каким гарниром ты ее предпочитаешь, а просто выносят на одной тарелке рис, спагетти и картошку, и дополнительно платить за них не нужно. Нам настоятельно советовали попробовать национальный напиток «апи», и мы его нашли – обычный кисель.
В пустыне
Основной аттракцион для туристов в Боливии – соляная пустыня Уюни, возникшая на месте высохшего озера. В дождливый сезон пустыня покрывается тонким слоем воды и превращается в самое большое зеркало мира. Все это находится в Андах на Альтиплано – уникальных равнинах, расположенных на высоте 4-5 тыс. м. Для сравнения: самая высокая точка Украины – гора Говерла – едва превышает 2 тыс. м.
Мы отправились в трехдневный тур по пустыне на джипе. Вместе с нами в машине был водитель Хуан, самый молодой водитель среди местных турагентств, а поэтому «первый парень на деревне», и две пары – из Испании и Израиля. Для израильской молодежи поездка в Боливию – почти обязательный ритуал по завершении службы в армии. Так они хотят развеяться и попробовать самостоятельную жизнь, и лучшие места для этого – экстремальные страны Южной Америки либо Индия.
Боливийские Альтиплано – прекрасное место для созерцания природы. Потухшие вулканы, белые соляные просторы, фламинго, дикие викуньи, скалы причудливой марсианской формы, серные гейзеры и купание в горячих источниках на высоте 5 тыс. м, когда температура воздуха от силы 10 градусов – все это входит в трехдневную экскурсию по Уюни. Красоту этих мест словами не передать – это нечто особенное. От Уюни дорога расходится в две стороны – в Чили и Аргентину, и мы выбрали последнюю.

Справка:

Вождь страны

Президент Боливии ратует за легализацию коки

Президент Боливии Эво МОРАЛЕС знаменит далеко за пределами Боливии. На конференции ООН по вопросам борьбы с наркоторговлей он жевал коку и демонстрировал ликеры и чаи на ее основе, чем поверг всех присутствующих в шок. Эво Моралес по национальности аймара. Он первый представитель коренного населения Америки, руководящий страной более чем за 400 лет со времен испанской колонизации. Несмотря на то, что изначально по законам Боливии президент мог избираться только один раз, он метит уже на третий, и его все еще поддерживает больше половины населения. Возможно из-за того, что Эво Моралес борется за легализацию коки. «Производители листьев коки – не наркомафия, потребители листьев коки – не наркоманы, а сам лист коки в своем естественном состоянии – не кокаин», – заявил он. По словам президента, каждому жителю Боливии разрешено выращивать коку на участке 1,6 га, и сам он держит небольшой участок с этим растением.
Борьбой за легализацию коки взгляды Эво Моралеса не ограничиваются. Он активно выступает против американизации общества. В Боливии нет ни одного Макдоналдса и ведутся попытки запретить «Кока-Колу». Как на это отреагируют жители, неизвестно, но если смотреть со стороны, 10 млн жителей Боливии, наверное, потребляют больше «Кока-Колы», чем все украинцы вместе взятые. И вопреки всем стараниям сделать страну аутентичной и продвигать национальные товары, жители Боливии следят за кричаще модными западными тенденциями гораздо пристальней, чем их южноамериканские соседи. Искусственно потертые джинсы со стразами на молодежи, сережки в ушах у молодых ребят – всего этого не было в Перу. В Боливии на каждом шагу можно купить китайскую подделку известного бренда – в общем, все, как в родной стране: президент говорит одно, а делается другое.

Держи карман уже. В Ла-Пасе промышляет много воришек, но чаще всего используется прием с отвлечением внимания. На прохожего выливают какую-то жидкость или даже плюют, и тут же находится какой-нибудь «помощник», пытающийся вытереть одежду пострадавшего салфеткой, при этом спокойно обчищая его карманы. Также туристов предупреждают о наличии таксистов-мошенников. Водитель такого такси увозит пассажиров в отдаленный квартал или даже за город, заставляет отдать деньги, телефоны, фотоаппарат, оставляя ни с чем.

Неморская держава. У Боливии есть свой флот, но нет доступа к морю. В 1883 г. в результате войны с Чили страна лишилась выхода к Тихому океану, за что боливийцы до сих пор таят злобу на соседей. И только в 2010 г. Боливии удалось заключить договор с Перу об аренде небольшого участка прибрежной территории для строительства собственного порта.

Поражение Команданте. В Боливии умер революционер Эрнесто Че ГЕВАРА, действовавший с партизанским отрядом из 50 человек и называвшийся Армией национального освобождения Боливии. В 1967 г. в очередном бою Гевара был ранен, пленен и вскоре казнен. Тело застреленного Гевары было привязано к полозьям вертолёта и доставлено в соседнее село Вальегранде, где его выставили напоказ прессе. После того как военный хирург ампутировал руки Гевары, офицеры боливийской армии вывезли тело в неизвестном направлении и отказались сообщить, где оно было захоронено. И только в 1997 г. из-под взлётно-посадочной полосы около Вальегранде были эксгумированы останки тела с ампутированными руками. Тело было идентифицировано как принадлежащее Геваре и возвращено на Кубу.

Необычная столица. Футбольный стадион «Рафаэль Мендоса Кастельон» в Ла-Пасе – самый высокорасположенный сертифицированный стадион. ФИФА опубликовала правила, запрещающие организацию официальных матчей на стадионах, находящихся выше 2,5 тыс. метров над уровнем моря, потому что игроки могут быть в большем риске для здоровья из-за пониженного давления кислорода. Однако благодаря интенсивному лоббированию со стороны боливийских властей для этого стадиона было сделано исключение.