Суми: новини, події, коментарі

Нотехс - будівництво у Сумах

Орган задает вопросы

256

Филармония. Реконструкция. Разрушение. Компромисс (нужное – подчеркнуть)

Алексей Сикорский

В Сумской областной филармонии началась реконструкция. Более того, в планах -перенос органа из Троицкого собора и установка его в концертном зале филармонии. Инструмент молчал в течение четырех лет. Вопрос о том, как, когда и где он снова зазвучит, обсуждался на разных уровнях, но никак не решался. Все попытки совместить в одном помещении функции православного храма и зала органной музыки потерпели крах.

Первая проблема: есть инструмент, есть музыканты, есть зал, есть администрация филармонии, управление культуры и т.д. Есть православный храм и верующие со своими правами. Нет компромисса.

Вторая проблема: здание филармонии нуждается в капитальном ремонте. И третья проблема, глобальная, которая всегда звучит как убойный довод, о чем бы ни шла речь, – нет денег.

Наконец появилась надежда, что все как-то уладится. Вроде бы – “ура!”. Но оказывается, с ликованием лучше повременить.

“Нельзя!”

Первыми свои негативные взгляды на происходящее в филармонии высказали представители продюсерского центра “Et Cetera” Лев и Людмила СКРЫННИК:
“Филармония единственная площадка, единственный концертный зал в городе, где должны проходить концерты классической музыки. В городе не так много людей, любящих органную музыку, для органных концертов хватило бы зала на 100-150 мест.

Следствием начавшейся реконструкции будет уничтожение уникальной акустики зала, который был одним из лучших в бывшем СССР.

Планируется изменение высоты сцены, бетонирование ее фундамента. Внизу была солома, при предыдущем ремонте – битое стекло. Не “мусор”, а важные резонирующие материалы, создающие нужную акустику.

Еще Лев и Людмила Скрынник говорили, что отпущенных финансов 1,3 млн. грн. хватит только на разрушение, и эту сумму спешат освоить до Нового года. А там выборы, новый бюджет, в общем – полная неизвестность. “Органная и камерная акустика несовместимы. Существует разница в длине волны, в форме зала. Под орган нужен прямоугольный зал”. (Чтобы было понятно, напомним, что в зале филармонии над сценой устроена арка. По проекту она останется. За аркой – трубы органа. – “r”).

Два рояля, принадлежащие филармонии, Лев и Людмила Скринник предлагают передать на ответственное хранение в ТЮЗ, и там, в театральном зале, пока давать концерты классической музыки, чтобы не терять концертный сезон. Они утверждают: “Временная сцена в филармонии (перед основной сценой) – не в счет. Рояли там не поставишь, а концерты “под эстраду” концертным сезоном филармонии назвать нельзя”. А относительно органа вывод бескомпромиссный: переносить инструмент нельзя.

“Можно. И очень неплохо”

Директор филармонии Надежда ДЯКОВСКАЯ настроена более оптимистично, хотя и не по всем вопросам. Относительно роялей и концертного сезона она сказала, что инструменты будут стоять на сцене, которая уже готова “не только стоять, но и звучать”. Ни о каком перерыве в концертах не может быть и речи, уже составлен полный график на время новогодних и рождественских праздников. Причем будет звучать и классическая, и эстрадная музыка. Акустика зала, по ее словам, уже сейчас стала лучше, это подтверждают музыканты филармонии.

Работы по реконструкции идут полным ходом, каждый день работают по 100 человек. Многое перестраивается, и первое впечатление, как при всяком ремонте, – разруха.
Но Надежда Дяковская говорит: “Зал у нас будет замечательный, вот увидите. Кроме того, отремонтируем все здание, зальем бетон под фундамент, установим новую автономную систему отопления (это особенно радует – все помнят, как на концертах публика в верхней одежде мерзла и жалела музыкантов, одетых “по-концертному”. – “r”)”. Еще о благоустройстве двора, новой крыше, переносе электроцеха и т.д. Что касается финансирования, то с этим не так радужно: “На полную реконструкцию по ценам на начало 2004 г. нужно 4 млн. 077 тыс. грн. Выделен и осваивается только 1 млн. 300 тыс. Таким образом, о сроках окончания работ ничего определенного сказать нельзя”.
[cenimg]
[imgpod]Зал филармонии на прошлой неделе.
Звучал эксклюзивный концерт для бетономешалки и молотков.
Будущий репертуар во многом зависит от финансирования
[/imgpod]
[/cenimg]
Мы посмотрели некоторые документы. Есть заключение спецэкспертизы, которую проводили специалисты чешской фирмы “Rieger-Kloss”. Этой же фирмой в свое время и был изготовлен наш орган. Если опустить многие технические подробности, то вывод таков: орган перенести можно при соответствующем переоборудовании зала. При этом нет необходимости проводить ремонт трубок. И сохранится общая концепция инструмента. Но фирмачи рекомендуют: “Проконсультироваться при проведении ремонта зала с акустиками, как это общепринято”.

Консультировались. Есть “Звіт. Акустична реконструкція глядацького залу обласної філармонії з урахуванням встановлення органу”. Этими вопросами занималась фирма ООО “Пiк ЛТД”, работающая при Киевском Политехническом институте. “Звiт” подписал научный руководитель, зав. кафедрой акустики и акустоэлектроники, доктор технических наук В.ДИДКОВСКИЙ.
Специалисты обещают:
“Впровадження запропонованого в роботі комплексу заходів…

дасть можливість зберегти акустичні характеристики залу після реконструкції при виконанні органної, симфонічної і камерної музики”.

Вроде бы все должно быть “в ажуре”.

Люди, без которых орган никогда не зазвучит, тоже имеют свое мнение. Мы встретились с Орестом КОВАЛЕМ, продюсером фестивалей “Organum” и “Bach-fest”, регулярно проходящих в нашем городе. Когда в Сумах только строился органный зал, его направили учиться по специальности настройка органа. Именно для того, чтобы в Сумской филармонии был свой мастер.

Немного о культуре

Орест Романович долго изучал орган самостоятельно, ездил в Чехию на фирму “Rieger-Kloss”, нарабатывал опыт, узнавал секреты. В общем, его мнение кое-что значит. “Такого звуку в залі філармонії, який був раніш, вже не буде. Будь-які ремонти змінюють акустику залу. Але це не є предмет переживань. Гірше, що в нас при обговорюванні питань замість культури – нерви. Від цього – неадекватний результат. З приводу реконструкції і переносу органа відбувались громадські слухання. Я висловив свою думку перший, а потім все пішло по схемі “давай-давай”. Культурний підхід в тім, щоб розглянути проблему з різних сторін, урахувати думку фахівців. Моя позиція полягає в тому, що, якщо життя диктує певні рішення, то до цього треба підходити виважено. А на громадських слуханнях іноді мають місце пересмикування, некомпетентність. Громада не завжди приймає правильні рішення.

Я пропонував, якщо треба встановити орган в залі філармонії, запросити компетентного і незалежного фахівця.

В Ялті мешкає Володимир ХРОМЧЕНКО. Офіційно він є директором Центру органної музики в Ялті. Там він будував зал, встановив орган. Він бачив деякі фото і креслення з Сум, але для отримання компетентних висновків і консультацій його треба сюди запросити. Потрібні гроші. Голова облради Марк БЕРФМАН знайшов кошти, але громадська рада була проти: “Давай-давай, вже ціле покоління виросло без органних концертів!” Орган не звучав близько 3,5 років – яке покоління?! До того ж те, що буде зроблено зараз, перейде у спадок нащадкам, онукам нашим, тим наступним поколінням, про які ми піклуємося…

З настроїв громади скористалася обастна адміністрація, і питання було закрито. На рівні області – так, але цей рівень – не межа. В залі філармонії можна досягти пристойного звучання для органу, але я впевнений, що опускати нижче сцени орган не можна, навпаки, його треба піднімати. Це специфіка акустики. Для камерної музики по акустиці можливі втрати. Але звук, акустика – це турботи музикантів і спеціалістів, а не адміністраторів”.

Все решается где-то

Михаил ЧИЧЕРИН – органист, тоже приглашенный в свое время работать в Сумах по своей специальности. Что называется, “выписан под конкретное дело”. А когда дело заглохло, остался без работы.

Все решается где-то. Как органиста меня просто убивают!”

“Я не понимаю, что здесь происходит, меня никто не информирует. Что такое перенос – не знаю. Конечно, лучше синица в руке, но каким будет качество, в каком состоянии окажется инструмент, сказать не могу. Конечно, каким-то образом орган зазвучит, но как… Я слышал, что отец Трефилий якобы обещал разрешить органные концерты в Троицком соборе, где сейчас стоит инструмент. Но при условии, что будут выделены средства на ремонт храма. Вообще, там – идеальный зал для органа. И в Харькове, например, такой проблемы нет – в церковном помещении идут концерты и церковные службы. Значит, можно решить вопрос!
Но здесь – не знаю.

Как видим, сколько людей, столько мнений и настроений. Интерес тоже у каждого свой. Свои интересы блюдут эксперты, администраторы всех уровней, организации, проектирующие реконструкцию и ведущие работы.

Свой интерес есть у музыкантов и определенной части сумской публики – это музыка. Сам факт существования в городе филармонии и органа порождает множество вопросов и сразу же – вариантов их решения. Выбрать же можно только один. И то, что будет выбрано и осуществлено, останется не на один десяток лет.
[cenimg]
[imgpod]Оказывается, под старой сценой
огромное помещение – целый стадион[/imgpod]
[/cenimg]