Суми: новини, події, коментарі

Нотехс - будівництво у Сумах

Мэрзские страсти: мэр Сум отбирает у семьи прокурора квартиру, прокурор реанимирует уголовное дело против сына мэра

1,199

Что происходит: мэра Сум пытаются «призвать» к порядку при помощи сфабрикованных уголовных дел, или же деятельность сумского градоначальника перестала вписываться в рамки Уголовного кодекса? Сегодня сложно ответить на этот вопрос. Возможно, через месяц, когда появится реакция на обращение мэра в Генпрокуратуру и на рапорт заместителя прокурора города, ситуация прояснится. А пока и сын мэра – Максим Минаев – на свободе, и за то, чтобы отобрать квартиру у прокурора, сессия горсовета не проголосовала.

 

Квартирный вопрос

На сессии Сумского горсовета 31 июля рассматривался вопрос об отмене решения исполкома о предоставлении квартиры заместителю прокурора Сум Сергею МАСЛЮКУ. Инициатором рассмотрения вопроса стала фракция «Рідне місто». Мэр Сум Геннадий МИНАЕВ попытался достаточно сумбурно объяснить причину рассмотрения этого вопроса. Мол, 25 июля к нему обратился народный депутат от «Свободы» Игорь МИРОШНИЧЕНКО. Проверка изложенных нардепом фактов установила, что исполком допустил нарушения требований жилищного законодательства при выделении служебной квартиры сотруднику прокуратуры г. Сумы. Квартира находилась в коммунальной собственности еще в середине 2012 г. Согласно Постановлению Кабмина, фонд служебных жилых помещений для обеспечения жильем сотрудников прокуратуры формируется из новопостроенного жилья, освобожденных жилых помещений или квартир, приобретенных прокуратурой у физических и юридических лиц. А квартиры, находящиеся в коммунальной собственности, распределяются среди тех, кто стоит на городской очереди.

«Эта квартира уже приватизирована, но не на заявителя, а на его тещу. Это совсем непонятная вещь. Поэтому по обращению народного депутата мы провели проверку, установили нарушения и просим решение поддержать», – заявил мэр.

Для принятия решения не хватило голосов: «за» проголосовали 36 депутатов при необходимых 39 (Партия регионов – 0, 24 голоса дала фракция «Рідне місто», 8 – «Батьківщина», 1 – «Единство» и 3 голоса – внефракционные депутаты).

В кулуарах поговаривали, что градоначальник уговаривал некоторые оппозиционные фракции дать голоса, но те предпочли не ввязываться в конфликт. Результат голосования если и расстроил мэра, то не очень сильно: было видно, что ему вполне достаточно и того, что сей факт «из жизни прокурора» стал достоянием гласности.

 

Возвращаться – плохая примета

Не успела отгреметь сессия горсовета, как всплыла еще одна «сенсация». Без указания конкретного источника в интернете появилась информация о том, что прокуратура возобновила дела о событиях 2006 г., в которых фигурирует сын мэра Максим. Выяснилось, что это правда. «Прокуратура рассмотрела коллективную жалобу о том, что шесть лет тому назад незаконно было закрыто уголовное дело, в котором фигурировал сын мэра Максим Минаев», – сообщил первый заместитель прокурора г. Сумы Сергей МАСЛЮК. По его словам, 29 июля прокуратура отменила решение следователя о закрытии дела.

По данным ЦОС УМВД Сумской области, дорасследование будет проводить Сумское горуправление милиции. 30 июля материалы дела внесены в Единый реестр досудебных расследований.

 

Ты – мне, я – тебе

На следующий день, 1 августа мэр Сум Геннадий МИНАЕВ встретился с журналистами на своей традиционной предотпускной пресс-конференции. Естественно, возник вопрос: что у мэра произошло с заместителем прокурора г. Сумы Сергеем Маслюком? Ничего конкретного мэр не ответил. «То, что сейчас происходит на протяжении нескольких недель или нескольких месяцев, является обычным давлением на меня», – дежурно заявил мэр. Он не скрывал, что еще в понедельник 29 июля написал в Генпрокуратуру письмо, в котором изложил «позиции», позволяющие сделать такой вывод. «Посмотрю на реагирование Генпрокуратуры и тогда опубликую все документы, связанные с тем, как на меня оказывается давление», – сказал он, заметив, что реакция прокуратуры должна последовать в течение 30 дней.

На вопрос о причинах давления он так и не ответил, ограничился лишь фразой: «Потому что я Минаев. Фамилия у меня такая противная. Как там в песне: «Первая причина это я»!»

Более «разговорчивым», как всегда, мэр был в социальных сетях. ««Атакуют» журналисты – и сумских, и центральных СМИ. Все вопросы сводятся, в принципе, к одному: «Что же Вы написали в письме генеральному прокурору?» Да, я действительно написал письмо Генеральному Прокурору Украины Виктору Павловичу Пшонке (и не только ему, кстати) еще в понедельник 29 июля 2013 г., где изложена фабула вопроса на фоне бесчисленного (именно бесчисленного!) возбуждения фактовых уголовных дел, нацеленных против сотрудников горисполкома. Я не хочу, не буду и даже не имею права раскрывать содержание этого послания. Могу только сказать, что в распоряжении правоохранительных органов имеется уже достаточно материалов и доказательств того, что можно говорить даже не о давлении на меня, а о прямом шантаже высшего должностного лица органа местного самоуправления в городе Сумы. Кстати, не только говорить, а возбуждать уголовное дело. Пока я уезжаю в отпуск. Надеюсь, что к моему возвращению все точки будут расставлены над «i» именно Генпрокуратурой», – написал мэр на своей странице в фейсбуке.

Когда мы задали аналогичный вопрос Сергею МАСЛЮКУ, то получили ответ: «Ничего личного. Просто мэру не нравится то, чем мы сейчас занимаемся, – те уголовные дела, которые есть в производстве». О позиции прокурора – в интервью в этом же номере, поэтому не будем повторяться.

 

Сын за отца, или спохватились?

«Только что домой приходил следователь милиции. Хотел вручить Максиму какую-то бумагу. Не сказал – какую и не показал. Был искренне удивлен тем, что мой сын не живет в данной квартире», – написал на своей странице в фейсбуке мэр Сум Геннадий Минаев 1 августа.

И тут же интернет-сообщество разразилось массой постов по поводу того, как нехорошо политикам «съезжать» на родственников. Вашему вниманию демотиваторы-загадки, которые и сегодня можно прочесть на странице мэра в фейсбуке. Из них следует, что «война» началась задолго до вышеперечисленных событий.

 

P.s. После того как главный редактор газеты «Панорама» Евгений Положий написал блог «Первый после бога», в котором перечислил некоторые факты, ставшие известными редакции (о которых в том числе в своем интервью рассказывает заместитель прокурора города Сергей Маслюк), мэр написал на своей странице в фейсбуке: «ГлавВред целенаправленно распускает дезинформацию. «Якщо вірити інформації з різних джерел, то події розвивалися наступним чином. На днях Мінаєв зустрівся з Маслюком біля міської прокуратури і вимагав припинити будь-яку діяльність щодо розслідування справ, які пов’язані як із його діяльністю (приватизація приміщень за адресами: вул. Воскресенська, 6 та Шишкарівська, 2), так і діяльністю його прибічників (справа щодо фальшування протоколів виборчкому та партії «Рідне місто», т.з. «діло Байдака»), погрожуючи відібрати у родини прокурора надану міськрадою квартиру. Маслюк відмовив», – цитата. Я с Маслюком С.В. не встречался, даже не видел его больше чем полгода! Тем более что-то требовать от него у меня даже не было и нет в мыслях. Я никогда никому не угрожаю и никогда никого не шантажирую».

Без комментариев.

 

Сергей Маслюк занимался расследованием по так называемому «Вишневому саду»

 

В чем обвиняют Максима Минаева

В 2006 г. это дело широко освещалось в прессе. «В ночь с 19 на 20 февраля в баре „Эльдорадо“ был зафиксирован факт хулиганства. Здесь состоялась молодежная вечеринка студентов СумГУ, потом они провели конкурс „Кто первым выпьет бокал пива“. Студент Максим МИНАЕВ выпил его первым, другой студент — А. — оспорил этот факт. Между ними завязалась драка. Минаев нанес бокалом телесные повреждения этому студенту, который сейчас находится в больнице и которому на лице наложили 16 швов. Милиция возбудила уголовное дело по ст. 296 (хулиганство)», – ответил на депутатский запрос Нины ФЕДЮКИНОЙ начальник горуправления милиции Юрий ЗАБИЯКА в 2006 г. (новость об этом есть в архиве «Панорамы».) Позднее действия сына мэра были переквалифицированы из хулиганства в умышленные тяжкие телесные повреждения, а затем закрыли.