Суми: новини, події, коментарі

Нотехс - будівництво у Сумах

Лучше бы привезли стулья. Или раскладушки.

434

Я не однажды бывал наблюдателем на выборах. А однажды был аж членом комиссии.
Будучи членом комиссии, я сдавал протоколы в ТИК. Процесс сдачи длился больше суток (поверх 12 часов выборов).

Причин для такой долгой сдачи было две:

1. Протоколы с большого количества участков действительно были заполнены с ошибками. В том числе – арифметическими. Отправляли переделывать (как я ругал нашего секретаря!)
И дело, между прочим, происходило в весьма и весьма “опозицьонном” регионе.
Таково качество подготовки председателей комиссий и секретарей.
Не все, конечно, участковые комиссии ошибались. Но ведь для того, чтобы создать затор, достаточно затормозить немногих.

2. В ТИК сидели просто мерзавцы. Которые выспались. И работали с перерывами. Вели себя с членами участковых комиссий так, как ведет себя деревенская барыня с холопом. Катали ни с того, ни c сего истерики. Запирались на полчаса на какие-то совещания. Расходились на завтраки, обеды и т.п.

Я вот гляжу в телевизор. Слушаю рассказы о фальсификациях.
И для меня очевидно, что ни один из этих воинствующих представителей народа, никогда не делал того, что делали или делают тысячи людей. Не сдавал протоколов. Не оформлял их. Не работал в комиссии.

Ну, да. Это и не их работа.

Но ведь если вместо того, чтобы называть вещи своими именами, они говорят о фальсификациях, то означает это только одно:

и на следующих выборах снова будет все то же. Свинство, хамство и безалаберность.

И опять вместо решения проблемы, они будут орать. Вместо того, чтобы провести лишний тренинг (непартийный) с секретарями комиссий и председателями, вместо того, чтобы научить тех пользоваться калькулятором – будут орать.

Вместо того, чтобы оборудовать помещение в ТИК для приема протоколов и для вынужденного ожидания, стулья хотя бы поставить для людей, из своего штаба привезти! – они будут орать.

Ну, ладно. Это “влада” должна была сделать.
Но, во-первых, при “вашей владе” было в точности то же самое.

А, во-вторых, – при чем здесь фальсификации?