Суми: новини, події, коментарі

Нотехс - будівництво у Сумах

Корифей украинской графики

341

Художник Георгий НАРБУТ прожил 34 года и ушел из жизни, едва поднявшись на высшую ступень художественного созидания. Он был не просто интересным художником — он был в числе тех, кто положил начало украинской советской графике и высшему графическому образованию в Украине

Вера Костина

Георгий Нарбут родился на хуторе Нарбутовка на Черниговщине (сейчас Глуховский район Сумской области) в семье небогатого помещика. Нарбуты происходили из старинного литовского рода, переселившегося в Украину в XVII в.

До девяти лет мальчик прожил на отцовском хуторе: днями бродил по лесу, часами лежал в траве, наблюдая за жизнью букашек и делая зарисовки. В 1896 г., поступив в Глуховскую гимназию, впервые увидел город. И новые впечатления захватили его: руины мраморных гетманских бассейнов на Веригине, соборы, парки окрестных имений. Впоследствии он часто изображал руины.

Справка

НАРБУТ Георгий (Егор) Иванович родился в 1886 г. на хуторе Нарбутовка Черниговской губернии (сейчас Глуховский район Сумской обл.) в семье небогатого помещика литовского происхождения. Учился в глуховской гимназии, где заинтересовался графикой и геральдикой. В 1906 г. поступил в Петербургский университет, познакомился с «мирискусниками», сдружился со многими художниками.
Иллюстратор книг Крылова, Достоевского, Гоголя, Андерсена и др. Украинский геральдик, автор марок и денег. Увлекался театром. Преподавал в новообразованной Украинской Академии художеств, был ее ректором.
Умер Нарбут в Киеве 23 мая 1920 г.
Брат Георгия Владимир — известный поэт-акмеист. Второй брат, Сергей, погиб в 1918 г. в Глухове при нападении на дом Нарбутов.

Самоучка

Пятнадцатилетний юноша часами копировал старинные шрифты, подражал мастерам журнала «Мир искусств», разыскав в глуховской библиотеке старые номера. В его ранних произведениях модерновые орнаменты сочетаются с мотивами украинских вышивок и заставок старопечатных книг. «Меня очень заинтересовало при прохождении курса древнеславянского языка, как это в старину писались от руки книги, и я, найдя образец шрифта Остромирова Евангелия, стал пытаться писать по-старинному. Сначала переписал „Поучение Владимира Мономаха к своим детям“, затем „Евангелие от Матфея“, „Песню о Роланде“», — вспоминал художник.

Гимназистом Нарбут впервые — и с успехом — экспонируется в 1904 г. на Сельскохозяйственной выставке в Глухове. Жюри, состоящее из крупных петербургских художников, отмечает одну из его работ — раскрашенный графический лист «Икона святого Георгия Победоносца».

Тогда же публикуются его первые произведения. Будучи еще гимназистом, он работал на уровне профессиональных графиков тогдашней Украины. Отец не поддерживал увлечения сына, хотя и не препятствовал. Позже, нуждаясь в деньгах, Нарбут писал Александру БЕНУА об отце, который живет на небольшое жалованье, а доход тратит на питомник плодовых деревьев и требует того же от сына, которого «тянет рисовать»: «На этой почве у меня с отцом вышли крупные неприятности. Я уехал в Петербург и решил прожить как-нибудь, чем слушать различные попреки отца. Теперь мои финансовые дела не из блестящих».

Покорение столицы

В 1906 г. Георгий приехал в Петербург и остановился у своего кумира Ивана БИЛИБИНА. Вместе с ним приехал брат Владимир, ставший потом известным поэтом-акмеистом. «Георгий Иванович был застенчивым и неловким юношей, добродушно отшучивавшимся от забавных придирок Билибина, который играл роль строгого ментора и, кажется, начал с того, что по первому случаю выругал его за усердное ему подражание. Несмотря на полушутливые отношения, несомненно, под влиянием Билибина Нарбут стал изучать „первоисточники“. Кажется, Билибин внушил ему серьезный интерес к Дюреру и мастерам деревянной гравюры», — вспоминает художник Мстислав ДОБУЖИНСКИЙ, подружившийся с Нарбутом позже. Билибин нашел Георгию и работу: по его протекции издатель газеты «Русское чтение» ДУБЕНСКИЙ купил у молодого художника иллюстрации к сказкам «Снегурочка» и «Горшеня», потом заказал несколько графических работ для своего журнала.

Азы живописи

Учиться Нарбуты поступили в университет на факультет восточных языков, Георгий потом перевелся на филологический, но не закончил полный курс.

У Нарбута появились новые друзья, сильно повлияло на него общение с Александром Бенуа. Еще будучи студентом-первокурсником, он организовал художественный кружок.

Свое образование как художник Нарбут пытался продолжить в знаменитой школе живописи ЗВАНЦЕВОЙ, но вскоре бросил, признав, что не может рисовать с натуры.

“Солнцу, звездам и луне, Детям всем во всей стране,” — эти слова на авантитуле одной из его книг можно считать девизом его творчества

В начале 1910 г. он решил ехать в Мюнхен в школу Холлоши. Через три месяца вернулся счастливый, но, похоже, там он больше ходил по музеям, чем занимался живописью. В 1913 г. Нарбут становится членом сообщества «Мира искусства» и обретает свои неповторимый стиль.

Книжный оформитель

Как книжный график Нарбут дебютировал иллюстрациями к детским книжкам, которые сразу принесли ему известность: «Пляши, Матвей, не жалей лаптей» (1910), и двумя книжками с одинаковым названием «Игрушки» (1911), в которых мастерски использовал стилизованные изображения русских народных игрушек.

В 1911 г. вышла в свет иллюстрированная им книга «Три басни Крылова», где художник впервые обратился к силуэту, навыки которого приобрел в детстве, увлекаясь вытынанками — вырезанием из бумаги. В графических иллюстрациях Нарбут, кроме черного и белого, использовал малиновый и зеленый. Современники-искусствоведы высоко оценили это нарбутовское новаторство, назвав его «идеальным решением басенной иллюстрации».

В «Баснях Крылова» (1912) Нарбут продолжает совершенствовать силуэт и разнообразит иллюстрации к «Стрекозе и Муравью», «Лисице и винограду», «Кукушке и Петуху» введением тонкой подцветки — коричнево-золотистого и серо-лилового фона. К крыловским басням примыкает последний цикл иллюстраций, созданных художником для серии детских книг издателя КНЕБЕЛЯ, — рисунки к сказкам X. К. Андерсена. Всего за 1911–1913 гг. Нарбут оформил и проиллюстрировал четыре сказки Андерсена. Наиболее значительной книгой андерсеновского цикла по праву считается «Соловей». На всемирной выставке 1914 г. в Лейпциге книги, иллюстрированные Георгием Нарбутом, высоко оценили.

Нарбут соглашался на любые заказы: будь то обложка, подпись, геральдическое украшение, штамп для переплета или рисунок для форзацной бумаги, издательская марка или плакат.

Другие увлечения

Интерес к старинным гербам возник у Нарбута очень рано. Нарбут проштудировал гравюры Г. Левицкого и А. Козачковского, оклады Киево-Печерской лавры, орнаменты грамот и портретов, гербов и даже шитье той поры. 18-летний гимназист писал знатоку истории украинского левобережного дворянства ДОРОШЕНКО: «Не могу ли я что-либо узнать о роде „Нарбут“? Нет ли у Вас герба этого рода и нельзя ли его срисовать?»

В 1915 г. Нарбут издал брошюру «Гербы гетмановъ Малороссiи», ставшей результатом его увлечения геральдикой. Он изготовил также гербовые экслибрисы для барона ВРАНГЕЛЯ, композитора РИМСКОГО-КОРСАКОВА.

Работал без эскизов, почти не подправляя свои композиции. Иван Билибин говорит о своем бывшем ученике: «Нарбут огромнейших, прямо необъятных размеров талант… Я считаю его самым выдающимся, самым большим из русских графиков».

Вскоре его назначают канцелярским служителем Департамента геральдии в Петербурге.

А еще Георгий Нарбут мечтал и о том, чтобы когда-нибудь осуществить реально свои архитектурные затеи, что-нибудь построить, и долго носился с идеей перестройки своей Нарбутовки, куда он уезжал каждое лето.

Домой!

В 1917 г. Георгий Нарбут вернулся в Украину, где остро стал вопрос о создании атрибутов государственности. Его включили в комиссию по разработке государственных бумаг, и он стал автором марок в 30, 40 и 50 шагов. Марки вышли 18 июля 1918 г.

По заказу Украинской Народной Республики Нарбут разрабатывает эскизы новых денежных знаков и марок независимой Украины. Он убедил правительство УНР ввести в качестве государственного герба Украины тризуб, родовой знак князя Владимира Великого. Художник оформляет журналы «Мистецтво», «Солнце труда», «Зори», «Народное хозяйство Украины».

В Киеве Нарбут становится профессором только что образованной Украинской Академии художеств, а полгода спустя — ее ректором. Иллюстрирует «Энеиду» Котляревского, изобретает фантасмагорическую «Українську абетку».

Кто знает, как сложилась бы его дальнейшая судьба в социалистической Украине, если бы не внезапная смерть 23 мая 1920 г. после операции по удалению камней из печени.