Суми: новини, події, коментарі

Нотехс - будівництво у Сумах

Андрей Кураев. Интеллектуальный джаз

180

«Задача православия — стать не государственной, а народной религией. Стать верой своего народа без участия администрации», — считает диакон Андрей Кураев.

Алексей Сикорский

Андрей КУРАЕВ 26–28 февраля встречался с сумчанами трижды. Диакон также выступил по местному телевидению.
Такого количества людей не собиралось в залах, пожалуй, со времени визита Анатолия КАШПИРОВСКОГО, деятельность которого весьма не одобряет православная церковь. Послушать Андрея Кураева пришли в основном люди верующие или считающие себя таковыми.

СПРАВКА

Диакон Андрей Кураев родился в 1963 г. в Москве. Профессор Московской духовной академии; старший научный сотрудник кафедры философии религии и религиеведения философского факультета МГУ. Член экспертно-консультационного совета по проблемам свободы совести при Комитете Государственной думы РФ по делам общественных организаций и религиозных объединений.

Некоторые из зрителей (если их можно так назвать) придерживались оппозиционных по отношению к православной церкви взглядов. Но большая часть публики воспринимала его лекции положительно. Слушали с открытыми ртами, многие — стоя, т.к. зал не вместил всех желающих.

Это свидетельствует, во-первых, о популярности выступавшего. Во-вторых, о том, что в вопросах веры людям не все понятно. И главное — об интересе к этим вопросам, о желании в них разобраться с помощью компетентного и доброжелательного наставника.

Крестившийся атеист

Диакон Украинской православной церкви Московского патриархата Андрей Кураев происходит из атеистической семьи. Родители некоторое время работали в Праге, что дало Андрею возможность еще в детстве познакомиться с восточным краешком Запада.

Учился в обычной советской школе, участвовал в выпуске газеты «Атеист». И учиться дальше стал на «профессионального атеиста», поступив на философский факультет Московского государственного университета. И тут в подготовке советского «идеологического бойца» случился сбой. Из конфискованных у церквей книг в университете образовалась солидная и редкая по подбору литературы библиотека. Студенты имели к ней доступ. Андрей Кураев стал читать и самостоятельно размышлять. МГУ, кафедра научного атеизма — вроде бы оплот советской идеологии. С другой стороны, были в среде московской молодежи диссидентские настроения. Прочел Андрей Кураев Солженицына, потом Шестова, Сергия Булгакова, Франко. Постепенно утвердился в мысли о несостоятельности атеистической пропаганды.

Отношение к патриарху УПЦ Киевского патриархата у диакона Кураева было хорошим до тех пор, пока Филарет не назвался патриархом

В 1982 г. Андрей Кураев принял крещение. Это был самый расцвет застоя!
Потом он чился в аспирантуре, но не доучился. Стал секретарем ректора Московской духовной академии. Поступил в семинарию, но проучился только месяц — до пожара в 1986 г. Работал на стройке, снова попал в штат духовной академии. Участвовал в диспутах, на которых защищал православие и легко одерживал верх над профессиональными атеистами. В сан рукоположен в Румынии, куда был отправлен из Москвы «с глаз долой».

Работая референтом у патриарха Алексия II, познакомился с политическим бомондом и вынес убеждение, что «нет автоматической машины истории, фантастически много зависит от поступков конкретных людей». В 1993 г. стал деканом богословского факультета Православного университета. Его лекции привлекают больше вольнослушателей, чем «обязательных» студентов. Пишет книги, выступает в периодической печати и в программах ТВ.

Коммуникатор

Выступая в Сумах, Андрей Кураев признался, что вполне бы мог стать кабинетным ученым-богословом, но предпочел деятельность, связанную с живым общением, при котором можно доносить свои взгляды до конкретной аудитории. Себя он назвал коммуникатором. То есть переводчиком. Говорит, что традиционное православие нуждается в переводе на современный язык, но перевод должен быть точен и понятен.

Попытки коммуникации с сумчанами Андрей Кураев называл лекциями, но на самом деле это было нечто «вне жанра». Вместо изложения материала в соответствии с темой и планом отец диакон пускался в импровизации. Многочисленные комментарии к изложенному, комментарии к комментариям, замечания по ассоциации — все это походило на интеллектуальный джаз. Однако цель была достигнута — публика внимала.

Пример — лекция, посвященная путевым заметкам, сделанным православным монахом из сирийского города Алеппо «Путешествие антиохийского патриарха Макария в Россию, описанное его сыном, Павлом Алеппским». Не о самом путешествии, а по поводу его. Основная канва — поездка патриарха со свитой к царю Алексею Михайловичу. Цель, если отбросить этикет, формулируется просто: «Дядя, дай денежку». Оказывается, в XVII в. это была обычная практика греков — ездить в Москву за спонсорской помощью. Попутно мы узнали, что идея «Москва — третий Рим» была привита московским царям именно греками, которые хотели воспитать у богатых московитов чувство ответственности за весь православный мир. «Третий Рим», «Третий рейх», «Арии-ории» — для любой идеи нужна почва.

Ехали греки по нашим землям и многому удивлялись. Красоте украинских храмов и церковному пению, близкому к итальянской опере. Отмечали, что в Москве поют монотоннее и грубее. Страдали от строгого соблюдения церковных правил и предписаний и у нас, и в Москве. Особенно тяжелы были посты и долгое стояние в нетопленных храмах. Но это описывал сириец в XVII в. Небезынтересно узнать, что не было тогда Украины и России, а были «земля казаков» и «Московия». Между ними — пустые земли, по которым пять дней пути. Андрей Кураев вернулся к современности, сообщив, что теперь это «земли Януковича», которые заселялись гораздо позже, поэтому отношение к Москве и Киеву у тамошнего населения своеобразное.

Выступление было построено так, что на основе впечатлений монаха XVII в. комментировались события и явления современности. Андрей Кураев пытался показать, что в православии незыблемо, фундаментально, а что является преходящими чертами, данью времени, модой и суеверием.

Голос из зала

Сумская публика оказалась не вполне подготовленной к такой коммуникации. Недаром отец диакон высказал идею о создании в городах вроде нашего особых храмов, играющих роль «православных шлюзов». Служба там должна проводиться недолго, вестись на местном языке и с обязательным объяснением смысла всего, что делается в храме. Тогда не будет «отмазок», что, мол, непонятно.

Вопросами Андрея Кураева публика забросала, но все больше странными. Вроде такого: «Что мне делать с сыном, чтобы не пил?»

Спрашивали об отношении церкви к экстрасенсам, биоэнергетикам, иглоукалыванию. Отец Андрей отвечал, что, как верующий человек, он ко всему ненаучному относится с подозрением. В иглоукалывании, пожалуй, прослеживается очевидная связь между действием и результатом, но механизм неизвестен.

Спрашивали, не является ли идентификационный код налогоплательщика «печатью дьявола» с зашифрованными шестерками. Андрей Кураев успокоил, что туда, где есть Бог, дьявол не войдет — ему доступны только пустые души.