Суми: новини, події, коментарі

Нотехс - будівництво у Сумах

Пепел небесной сотни

356

Почему до сих пор не найдены те, кто избивал и расстреливал украинцев на Майданах страны
Сергей Бондаренко
Два года назад режим Виктора ЯНУКОВИЧА совершил беспрецедентные в новейшей истории Украины преступления – силовики впервые стреляли в граждан просто на улицах, вместе с бандитами избивали, похищали и пытали активистов; прокуроры и судьи незаконно отправляли людей за решетку. После победы Революции Достоинства украинцы ожидали справедливости – расследования всех совершенных преступлений и наказания виновных. Однако спустя два года на скамье подсудимых оказались лишь несколько человек. Почему же так произошло и когда восторжествует справедливость?

Берцем по голове
В определенной степени Сумщине и Сумам повезло: большинство акций протеста во время Майдана обошлись без крови. Даже когда регионалы объявили свой список «врагов», никто из его фигурантов во время самого Майдана не пострадал – правда, только потому, что фигуранты списка, вовремя предупрежденные, вовремя приняли меры безопасности. Самые драматические события развернулись в ночь с 26 на 27 января в Доме советов на пл. Независимости в Сумах. Тогда протестующих, которые мирно вошли в здание, в полпервого ночи жестоко избила и вытеснила милиция. Был разгромлен и палаточный городок Майдана на площади. Задержанных избивали ногами, заставляли лежать на холодном бетонном полу в наручниках, брутально забрасывали в автозаки, вовремя не предоставляли медицинской помощи истекающим кровью. Всего было задержано 13 человек. Прокуратура предъявила им обвинения в блокировании работы госучреждений, захвате органов власти, сопротивлении работникам милиции и пр. Большинство из задержанных майданоцев были отправлены Ковпаковским районным судом г. Сумы под домашний арест.
Долгое время криминальные производства против преследовавших сумчан правоохранителей расследовались спустя рукава – система не хотела сдавать «своих». Лишь в начале 2015 г., после нагоняя из Генпрокуратуры, получившей толчок от президента, расследование получило новый импульс. Однако спустя два года после совершения преступлений ни один из бывших силовиков все еще не сел на скамью подсудимых. Как же так получилось?
Как ни странно, больше всего повезло тем 24 милиционерам, которые непосредственно избивали майдановцев в Доме советов (всего их было около 150). В момент разгона они были в шлемах, обмундировании и в масках. Во время допросов избрали тактику групповой поруки, заявив, что сами задержанных не били, и кто бил, не видели. Поэтому в прокуратуре еще в 2015 г. заявляли, что установить личность тех, кто это делал, практически невозможно – пострадавшие также не видели их лиц. Единственная возможность – провести антропометрические экспертизы в Киевском научно-исследовательском институте судебных экспертиз. Спустя год, по состоянию на середину февраля 2016 г., эти экспертизы еще продолжаются, и в областной прокуратуре не знают, когда они будут завершены. «В институте могут провести ограниченное количество экспертиз за определенное время, и мы не можем на это влиять. А без юридических оснований они не могут стать подозреваемыми», – говорит Александр ГЛЯДЧИШИН, начальник отдела прокуратуры Сумской области. Часть этих милиционеров все еще работают в МВД. Остается надеяться, что во время переаттестации сотрудников МВД, которая недавно стартовала, профильная комиссия примет во внимание «подвиги» этих сотрудников.

Справедливость далеко
«Когда мы попытались подсчитать, сколько же преступлений было совершено против активистов Евромайдана по всей Украине за неполные три месяца, мы физически не смогли этого сделать. Их настолько много, и часто доказать их будет очень тяжело. Прокуратура расследует только малую часть из них – те, которые были публичными или очень резонансными», – говорит адвокат и правозащитник Виктор СМАЛИЙ, который защищал интересы многих евромайдановцев в 2013-2015 гг. Другие правозащитники с ним согласны: силовики, прокуроры и судьи вместе с бандитами– «титушками» за все время Евромайдана, по предварительным оценкам, совершили несколько тысяч преступлений, а количество потенциальных подозреваемых по ним приближается к 10 тысячам. Только 18 февраля в Киеве в избиении и убийствах протестующих было задействовано больше тысячи титушек, однако спустя два года подозрения по всей Украине предъявлены только 23 бандитам, а осуждены только несколько человек. Затягиванию расследования способствует состав следственной группы Генпрокуратуры по Евромайдану – в ней работают всего 34 человека, которые физически не справляются с огромным объемом работы. Многие подозреваемые давно сбежали в Россию, Белоруссию или в оккупированный Крым, а некоторые – в страны Западной Европы, где рассказывают о политических преследованиях. Впрочем, у следователей Генпрокуратуры нет сомнений в том, что приказы о ликвидации Евромайдана и открытии огня по протестующим давал беглый президент Виктор ЯНУКОВИЧ и его соратник по «семье» экс-министр МВД Виктор ЗАХАРЧЕНКО.

Суды сопротивляются
Но исполнители исполнителями, а незаконный приказ на зачистку Дома советов отдавали два милицейских чина: тогдашние начальник областного УМВД Виктор КОЗИЦКИЙ и непосредственно находившийся в здании Дома советов его заместитель Александр МАЛЕВАНЫЙ. На скамье подсудимых их также нет. Виктор Козицкий еще в 2014 г. сбежал в Россию, а Интерпол отказывается объявлять его в розыск, ссылаясь на ст. 3 Устава организации, которая предусматривает такой отказ в случае, если в таком преследовании есть политический подтекст. Пока же Козицкому предъявлены обвинения по ч. 2 ст. 365 Уголовного кодекса «Превышение служебных полномочий» (до 8 лет лишения свободы) и ст. 340 – «Незаконное воспрепятствование проведению собраний, митингов» (до 5 лет).
Александру Малеваному предъявлено аналогичное обвинение по ч.2 ст 365, еще в 2014 г. его дело было передано в суд, но очень долго по разным формальным причинам рассмотрение его не начиналось. Сейчас процесс идет, Александр Малеваный находится на свободе и исправно посещает заседания.
Бывший прокурор Сумской области Руслан БИЛОКОНЬ, который незаконно предъявил обвинения евромайдановцам, подозревается в совершении уголовных преступлений, предусмотренных ч. 2 ст. 372 «Привлечение заведомо невиновного к уголовной ответственности (до 10 лет) и по ст. 340 УК. Обвинительный акт в отношении него в мае 2015 г. направлен в суд, который продолжается до сих пор. По информации прокуратуры, экс-прокурор от заседаний не уклоняется.
Двум бывшим прокурорам, которые непосредственно предъявляли обвинения задержанным и одному экс-милицейскому следователю, предъявлены обвинения по ч. 2 ст. 372 УК «Привлечение заведомо невиновного к уголовной ответственности» (до 10 лет), дела пошли в суд еще в середине 2015 г. Процессы по ним долго не могли начаться по процессуальным причинам, которые в прокуратуре считают надуманными. Таким образом, через год после направления дел в суд они все еще не рассмотрены по сути.
Аналогичная ситуация и с делами судей. Согласно Уголовно-процессуальному кодексу, судить их могут только в соседних областях. По словам Александра Глядчишина, сейчас дела рассматриваются в Харьковской и Полтавской областях. Причем одна из судей все еще совершает правосудие, поскольку из-за формальных процедур представление о ее увольнении так и не было рассмотрено.
Но некоторые преступления, которые были совершены в 2014 г., вообще не были расследованы и в данный момент закрыты. Это похищение милиционерами Сумского УВД вещей евромайдановцев на сумму около 20 тыс. грн., отправления сумских и шосткинских «титушек» на киевский «Антимайдан», а также дело тернопольского евромайдановца, которого нашли мертвым в лесопосадке возле «Сумыхимпрома» весной 2014 г. Перед этим он был похищен в Киеве. Также закрыто дело о применении милицией помпового оружия против протестующих во время штурма городского УВД 19 февраля.
«Я не чувствую торжества справедливости, я вижу профанацию: формально для расследования что-то делается, а на самом деле – ничего не делается. Прокуратура дела вроде бы завершила, но судьи каждый месяц берут самоотвод, и так расследование затягивается до возможного реванша регионалов», – говорит евромайдановец Александр РЕВЕНКО, которого при задержании 27 января побили очень сильно.

Чего добился Майдан
Вторую годовщину Майдана многие украинцы встретили вольной недовольства: мол, прошло два года со времен революции, а ничего не сделано. Так ли это?
Сергей Бондаренко
Давайте попробуем перечислить самые заметные позитивные изменения в жизни страны (о негативных процессах мы и так говорим ежеминутно). Многие почему-то думали, что после революции уровень жизни мгновенно вырастет до уровня Германии, а коррумпированные чиновники покаются и немедленно перестанут воровать. Но нужно очень четко понять одну простую вещь: номенклатура – политики, чиновники, судьи, прокуратура, бизнесмены от бюджета – создали себе за 24 года очень комфортные условия проживания в этой стране. И они не собираются отдавать свои привилегии грабить народ, а на то, что на Майдане застрелили Небесную сотню – им просто наплевать. Поэтому Украину ожидает долгая борьба – ситуация во всех сферах жизни настолько зашла в тупик, что выход из него займет не два года и даже не пять лет. Что же все-таки удалось сделать?

Декоммунизация
О необходимости избавиться от зловещих теней прошлого – названий и памятников тоталитарного коммунистического режима – говорили все украинские демократы на протяжении 25 лет после достижения независимости. Резон этих требований понятен – невозможно строить национальное государство, густо отмеченное символами коммунистического режима, прямо отрицавшего саму независимость Украины. Однако дальше разговоров и отдельных указов дело не пошло. Только Верховная Рада, избранная благодаря революции, весной 2015 г. смогла принять пакет законов об осуждении коммунистического и нацистского режимов. Более того, у постреволюционной власти хватило настойчивости добиться его выполнения, и процесс стихийного «ленинопада», стартовавший после революции, удалось ввести в законное русло. За время действия закона в Украине демонтировано боле 1400 памятников Ленину и другим деятелям коммунистического режима, процесс переименования улиц и городов продолжается.

Начало реформы МВД
Помните разгром отделения милиции во Врадиевке и марш 2013 г. на Киев? Он начался после того, как пьяные милиционеры при исполнении в скромном райцентре Николаевской области изнасиловали женщину, а потом пытались замять дело. Система МВД в Украине давно прогнила, но реформировать ее не решился никто, даже «помаранчевый» министр Юрий ЛУЦЕНКО. Постреволюционная Верховная Рада в 2015 г. смогла, наконец, принять закон о Национальной полиции, начался процесс формирования новой патрульной полиции, которая заменит ПС и ГАИ, нового спецподразделения КОРД. Новая патрульная полиция впервые смогла завоевать доверие 80% граждан, а в феврале 2016 г. в столице и нескольких других городах прошли акции в поддержку арестованного патрульного полицейского – невиданное дело для Украины. В декабре 2015 г. стартовала переаттестация всей полиции.

Открытие всех реестров и архивов
После революции Министерство юстиции взялось за системную работу по открытию всех госреестров, разрушив собственную монополию на регистрацию имущества, выдачу справок, разрешений и прочих документов, за которыми многие годы приходилось томиться в очередях. Сейчас большинство из них можно получить как в центре админуслуг, так и у частных нотариусов по собственному выбору. В 2015 г. открылись центры бесплатной правовой помощи для малообеспеченных. Более того, Минюст намерен в 2016 г. ликвидировать все собственные управления, создав вместо них Бюро правовой помощи гражданам. Также СБУ и МВД в 2015 г. открыли все свои архивы до 1991 г. – теперь многие могут найти сведения о погибших в годы репрессий родственниках, да и историческая справедливость – не последняя вещь в любом обществе.

На пути к новой армии
Украинская армия за последние 25 лет была на задворках государства – к ней относились как к чемодану без ручки, который и бросить нельзя, и нести не хочется. В итоге к началу агрессии России против Украины в марте 2014 г. армия была малочисленна, деморализована, имущество разворовано, вооружение устарело, многое из него было неисправным. За минувшие два года постреволюционная власть проделала огромную работу по восстановлению боеспособности армии. Возросла численность армии в 2,5 раза с 125 тыс. до 280 тыс. человек, на вооружение принято 38 новых образцов вооружений, восстановлено более 30 тыс. единиц боевой техники, продолжалось восстановление флота и сил ПВО, которые практически были разрушены за последние годы. Также в 2016 г. завершится создание Сил специальных операций.

Децентрализация
Украинская политэлита всегда стремилась сконцентрировать бюджетные потоки в Киеве – так легче было перераспределять. Власть также концентрировалась в столице. После революции впервые за 25 лет правительство приняло решение о децентрализации бюджета, а парламент в 2015 г. – закон о добровольном объединении территориальных громад. Таким образом, наконец стартовала реальная административно-территориальная реформа, а местные бюджеты получили дополнительные средства.