Суми: новини, події, коментарі

Нотехс - будівництво у Сумах

Массовые протесты в Иране не выросли в революцию

162

Весь пар – в свисток. В новогодние дни 2018 г. Иран охватили стихийные протесты, накал которых был столь серьёзен, что многие политологи заговорили даже о «новой иранской революции». Однако ничего подобного не произошло – иранский режим выстоял.
«Многим иранцам, особенно горожанам, давно надоел правящий режим, его политико-религиозные идеи и связанные с ними постоянные запреты, особенно «сухой закон»”, – рассказывал ещё несколько лет тому сумчанин, побывавший в Иране как турист. Но ни верховный аятолла Ирана Али ХАМЕНЕИ, ни вся иранская элита замечать этого недовольства не желают. Нет, безусловно без некоторых манёвров не обходится – нынешний президент Ирана Хасан РУХАНИ на выборах 2013 г. дал много обещаний, намекая в том числе и на либерализацию, но выполнить не смог ни политические, ни экономические. Население страны растёт, а экономика, несмотря на отмену в 2016 г. санкций на продажу нефти, – нет. В Иране уровень безработицы один из самых высоких среди стран региона – в городах он достигает 16% трудоспособного населения, а в сельской местности и среди молодёжи добирается до 40%. В то же время иранцы видят, что руководство страны тратит громадные средства на вооружённые силы и «гвардию режима» – Корпус стражей исламской революции (КСИР), поддержку режима Башара АСАДА в Сирии, движения «Хизбалла» в Ливане и множества других проиранских группировок на Ближнем Востоке и севере Африки.
В таких условиях поджечь огонь протестов могла любая искра – ею оказалось единовременное повышение цен на продукты питания, в том числе на яйца, муку и растительное масло, на 70-100%, произошедшее в конце декабря 2017 г. Перед этим
правительство резко ограничило субсидии на продукты для бедных семей. Массовые демонстрации вспыхнули в основных иранских городах ещё 28 декабря 2017 г., усиливаясь и ширясь к 4-5 января. «Не Газа, не Ливан, а только родной Иран! – так звучал один из лозунгов демонстрантов, требовавших от властей в том числе не тратить средства на зарубежные военные авантюры.
Однако протесты были стихийными, у них не оказалось ни серьёзных организаторов, способных на что-либо большое, нежели ненадолго собрать неуправляемую толпу, ни единых целей, ни нормальной координации, ни политиков, которые поддержали бы их и трансформировали негодование народа в политические требования к верховному руководству страны. Не поддержали протестующих даже бывшие участники «Зелёного движения» – оппозиционеры, которые добивались изменений в Иране ещё в 2009 г., – стихийный бунт оказался для них неприемлемым. Сыграла свою роль и пропаганда – власти немедленно объявили протестующих «агентами США и Израиля», а неприязнь к этим странам в некоторых слоях иранского общества, воспитанного десятилетиями пропаганды, довольно велика. Как только власти Ирана подключили к борьбе с протестующими КСИР, заблокировали социальные сети и мессенджеры, выгнали на улицы своих сторонников – вольных и невольных, протест захлебнулся. Его итогом стали 25 погибших (официальные цифры – реальные могут быть больше), больше тысячи задержанных полицией и несколько сожжённых админзданий. Власти административным путём заставили торговцев снизить цены на целый ряд популярных продуктов, в том числе и на яйца. Непонятно, сделает ли теократическое руководство страны вывод из случившегося или предпочтёт и дальше делать вид, что в Иране все хорошо.
Фото из открытых источников
Подпись под фото
Надоел режим. На улицы вышли не только бедные иранцы, но и часть среднего класса, недовольная ограничениями теократического режима
Карта Ирана

Сергей Бондаренко, “Панорама” №5