Суми: новини, події, коментарі

Нотехс - будівництво у Сумах

Игорь Назаренко: “Большинство людей до сих пор не понимают, почему у них война”

715

В феврале 2016 года в кинотеатре «Дружба» прошла премьера документального фильма «Сталкеры зоны АТО»
Денис Ясинский
Все герои и те, кто работал над фильмом, проехали тысячи километров, отвезли на передовую тонны продовольствия и одежды. За умение добираться сквозь обстрелы в отдаленные, забытые Богом поселения и позиции бойцов их прозвали сталкерами. Это врачи, политики, крестьяне, музыканты, репортеры, которых война переодела в камуфляжную форму и назвала волонтерами.
Всем, что увидели и услышали, сумские сталкеры решили поделиться с земляками. Авторы «Сталкеры зоны АТО» – Игорь Стрельцов – псевдоним (он же Назаренко – в жизни), Владимир Спасенов, Артур Назаров, Андрей Киселев, Дмитрий Докукин и другие.
Этот фильм произвел неизгладимое впечатление на зрителей, так как они увидели своими глазами те места, где воюют их близкие, и патриотов, которые помогают бойцам в защите территориальной целостности Украины.
Мне удалось встретиться с журналистом Игорем Назаренко, одним из создателей фильма, чтобы спросить, что он думает о российско-украинской войне ХХІ столетия. Именно на таком названии этого конфликта настаивает сам Игорь.
R: Расскажите немного о себе: как пришли в журналистику, чем занимались до этого?
Игорь Назаренко: Мои первые пробы пера на журналистский ниве – когда я на отцовской пишущей машинке начал печатать свою студенческую газету. Работая на таможне, на посту, описывал всякие прикольные моменты, которые происходили на работе. Это заметило руководство, и мне предложили перейти работать в пресс-службу, где у меня были хорошие учителя. Так, Данченко Владимир Владимирович дал мне первые уроки журналистики, потом я начал больше читать других коллег, и «Панораму» тоже. (Улыбается.) Позже меня незаконно уволили с таможни, и, пока я 5 лет судился, решил попробовать себя на телевидении, на канале АТV.
Также параллельно печатался в местных газетах, журналах, некоторое время работал редактором, потом главным редактором – вот так я и пришел в журналистику.
R: Вы сняли фильм «Сталкеры Зоны АТО». Как часто вы бывали в зоне АТО?
И.Н.: Мы ездили с волонтерами в зону АТО раз пять, насколько я помню, с февраля по июнь прошлого года.
Так получилось, что я был на всех революционных Майданах. Также работал в самых «горячих точках» в Сумах: штурм милиции на улице Первомайской и так далее.
Когда началась война, мы с моим товарищем и оператором Володей Спасеновым думали, как туда прорваться. Мы понимали, что это непросто.
Александр Кудин, организатор волонтерского движения, после общения с нами предложил нас туда провезти, «подсадил» к волонтерам, и мы начали с ними «кататься».
Первая поездка была в Славянск, потом Артемовск, Дебальцево, точнее, под Дебальцево, потому что к тому времени город оставили наши войска.
Самая «горячая» поездка была в Пески, где мы попали под обстрел и фактически стали свидетелями гибели журналиста газеты «Сегодня» Сергея Николаева.
Потом был Мариуполь и передовая сектора «М».
Денис: Как много времени заняло создание фильма?
Игорь: полгода съемок, потом написание сценария.
Как известно, каждый фильм нуждается в музыкальном сопровождении. Настроение нашему фильму создают три оригинальных саундтрека: песня тростянецкой группы «40 Эридана» – «Серебряная нить». Я написал слова песни «Дорога волонтеров», музыку сочинили Влада Садовская и Лиза Левченко, они же исполнители (кстати, студентки Сумского музучилища). Еще одну песню, «Сни серед війни», нам подарил фронтмен группы «Етсетера» Володя Нянькин. Работы над созданием фильма было много, нужно было подобрать не только музыкальное сопровождение, но и соответствующий закадровый голос. После долгих проб и разочарований эту роль прекрасно исполнил режиссер Сумского театра для детей и юношества Валерий Микитенко. Одним словом, работы было много.
Денис: Эмоции мешали вам работать в АТО? Какие эмоции преобладали там?
Игорь: Этим фильмом мы хотели показать волонтёрское движение, хоть на тот момент мы знали, что это движение необъятно. Например, сумской «женский батальон» занимается обеспечением армии: делают сухпайки, плетут «кикиморы» для снайперов, КМП (камуфляжно-маскировочное перекрытие) для техники и блиндажей, бабушки вяжут носки. Есть ребята, которые ремонтируют технику, делают «буржуйки». Другие занимаются, грубо говоря, «полезной контрабандой», то есть завозят не зарегистрированные в Украине кровоостанавливающие средства, технику, те же джипы, кевларовые каски, броники и многое другое.
Мы решили показать не только передовую, но и обычных людей, крестьян, фермеров, которые собирают все, что у них есть, и отправляют на фронт, – так сказать, «народное движение».
Перед поездкой в зону АТО Алла Федорина, «мама» Сумского «Пресс-клуба», проводила курсы, на которые она пригласила из Киева опытных журналистов, которые уже побывали и на Донбассе, и в Крыму, и в других горячих точках мира. Нам рассказали основы «экстремальной журналистики»: как надо готовиться, как планировать поездку, чего ждать, на что обращать внимание, чего бояться.
Мы со Спасеновым прошли эти курсы, но это была теория. Как в свое время написала русская поэтесса Юлия Друнина: «Кто говорит, что на войне не страшно, тот ничего не знает о войне».
Потом, когда я пересматривал кадры рабочего видео, в которых мелькало мое лицо, глаза у меня были, что называется, «по 6 копеек». В Песках, когда начался обстрел, вокруг тебя бегают ребята в бронежилетах, касках, налокотниках, наколенниках, с оружием наготове, а мы по гражданке, и возникало ощущение, что стоишь в одних трусах. (Улыбается.) Конечно, было страшно, но пытаешься не показывать виду, ведь перед нами стояла задача все это зафиксировать, поставить нужные вопросы, снять четкую картинку. В Песках мы встретили сумского журналиста Артура Назарова, который на передовой провел несколько месяцев. По возвращении домой Артур поделился своим видео для нашего фильма. Его кадры были наиболее напряженными и драматичными.
Денис: Что именно говорят бойцы на передовой?
Игорь: Что поразило – большинство добровольцев имеет высшее образование, а у некоторых и не одно. Они осознают, что это их война за независимость нашей страны. Никакого пафоса – это осознанный выбор между возможностью погибнуть и вариантом вернуться домой калекой, а если повезет – с победой, не получив от государства никаких льгот.
Денис: Вы закончили фильм о волонтерах и добровольцах в зоне АТО, планируете ли Вы продолжение этого фильма либо создание нового подобного этому?
Игорь: Продолжение будет. Но планирую сделать его в другом формате, но в каком именно, я пока говорить не буду, так как не хочу забегать наперед – как ни крути война идет, а Россия, помимо военной агрессии, применяет еще и информационную войну, пропаганду. Я, как журналист, считаю, что мы должны противопоставить свою нормальную, здоровую украинскую идеологию и донести ее до всех людей в Украине и мире.
Денис: Насколько агрессивно местное население на оккупированной территории? Есть ли у них противопоставление: «мы – Донбасс» и «вы -Украина»?
Игорь: Знаете, меня поразили в Славянске, когда мы проехали последний блокпост, эти простреленные, разбитые дома. Возникло такое чувство, что ты уже на войне, хотя на то время город был уже освобожден. Ожидая, пока ребята нас подберут, мы наблюдали, такую картину: возле магазина останавливается джип, весь камуфлированный, побитый, помятый, оттуда выходят ребята, так сказать, «при параде», конечно, без бронежилета, но в военной форме. Справа – нож, слева – пистолет, на плече – автомат, заходят в магазин, покупают «пепси-колу», воду, сигареты, садятся и едут. Для меня это дико, но для местных это было привычно.
Население там абсолютно по-разному относится к войне. Есть, конечно, такие, но, к счастью, их меньшинство, которые «зачарованы» «русским миром», но есть и те, которые поддерживают Украину.
Я не встречал там людей, которые сильно агрессивно настроены, но, когда разговариваешь, в общении чувствуется напряжение. Я думаю, что большинство людей до сих пор не понимает, почему у них война.
Например, общаясь там с заплаканной женщиной, я у нее спросил: «Почему вы тут, почему не уехали?», на что она мне ответила: «Вот наши дети сидят в подвалах, а ваши дети – сидят?» «Мы тут, чтобы ни ваши, ни наши дети не сидели в подвалах», – пояснил я. На мой вопрос: «Вы за кого: за Украину или за Россию?» – я получил ответ: «Мы – ни за кого, главное – чтобы мир был». На что я сказал: «Вы ни за кого, – поэтому у вас и война». Если у местных нет своей позиции, то тогда приходят другие люди, которые навязывают свою идеологию. На самом деле все понимают, что ЛНР и ДНР – это фейк, есть либо Украина, либо Россия.
Денис: Сейчас много бойцов возвращается к мирной жизни, и не секрет, что многие из них имеют посттравматический синдром. Наблюдали ли вы его у бойцов там, на передовой, и здесь, уже в мирной жизни?
Игорь: Если вы имели в виду волонтеров, то у них такого нет. У некоторых бойцов такое наблюдается, но, как говорится, у каждого человека есть свой «запас прочности». Мое мнение: людей надо вовремя отправлять на ротацию, этим должны заниматься командиры.
Одно дело – демобилизовать всех, и совсем другое – тех, которые уже исчерпали свой «запас прочности». Поэтому там случаются убийства, инфаркты, инсульты. Не может нормальный человек, неделями просидев под артиллерийским огнем, потом спокойно засыпать дома, под очередное телепредставление в Верховной Раде.
Денис: Многие из тех, кто пошел воевать, высокообразованные люди. Есть ли у них ощущение, что сейчас происходит военизация и что война забирает лучших? Бытует такое мнение, что это делают политики, для того чтобы легче управлять народом.
Игорь: О высоких материях там никто не задумывается, понятно, что политики и так называемые бизнесмены зарабатывают на этом, но, когда ты взял оружие и поехал на передовую, тебе нужно выполнять поставленную задачу. Я не встречал среди добровольцев таких людей, которые бы скулили, что «их все бросили» и тому подобное. Да, среди них попадаются и голодные, и в дырявых берцах, и так далее, но они все равно выполняют задачу по защите родины.
Денис: Те, кто стал инвалидом на этой войне, как они видят дальнейшую перспективу своей жизни?
Игорь: Понимаете, нельзя говорить за всех. Да, кого-то контузило, а кто-то лишился руки или ноги. Все зависит от воли человека – кто-то впадает в депрессию и раскисает, считая, что все ему должны. Кто-то продолжает жить, как и до войны. Другие возвращаются в армию в роли инструкторов или открывают бизнес. Все зависит от человека, как он себя видит в этой жизни. Но человек не машина, ему тоже нужна поддержка. Ведь это серьезное испытание для человека – привыкать с этим жить, но также зависит и от того, какие люди рядом. Например, я недавно узнал, у меня на микрорайоне покончил жизнь самоубийством мужчина, при этом он не инвалид, руки, ноги целые, работящий. Причиной суицида стала смерть жены – он не смог с этим смириться. Даже человек, не являющийся инвалидом, может не справиться с постигшим его несчастьем.
Денис: Насколько мне известно, в данный момент огонь с обеих сторон конфликта прекращен. Как вы считаете, надолго ли это?
Игорь: Формально даже Минские договорённости не продлены, на самом деле все только усилилось, обстрелы продолжаются. Естественно, и нашим ребятам приходится отвечать, конечно, малым калибром, но с той стороны обстрел идет и «Ураганами», и «Рапирами» и так далее. Я считаю, что с той стороны никто и ничего не прекращал, и просто невозможно сосчитать количество обстрелов, ни 5, ни 10, и не 15, как утверждают новости. Мне непонятно, как можно сосчитать количество обстрелов даже на маленьком квадрате. Когда мы были в Песках, там стреляют круглосуточно, и минометы, и артиллерия.
Денис: Когда, по вашему мнению как очевидца, можно ждать прекращения войны?
Игорь: Когда умрет Путин. Пока он жив, ни Украине, ни Прибалтике расслабляться нельзя. Войну развязал один не совсем здоровый человек с манией величия, желающий войти в историю как человек, возродивший Российскую империю. Самый богатый человек, который может позволить себе играть в бадминтон на вертолетах, комбайнах, да на чем угодно, летать в космос и тому подобное. Ему просто скучно, он может позволить себе все. В чем его преимущество над европейскими лидерами, американскими? Ему плевать на общественное мнение. Если остальные лидеры государств прислушиваются к воле своего народа, то ему это ни к чему. В его власти «зомбоящик», где при любом раскладе Путин – герой.
Денис: Как, по вашему мнению, нужно будет восстанавливать разрушенные населенные пункты и сколько понадобится времени для этого?
Игорь: Еще до войны я читал статью известного киевского аналитика-журналиста, где он утверждал, что Донбасс станет своеобразным «чистилищем» для Украины. Как известно, Донбасс депрессивный регион, там долго бытовал миф, что он кормит всю Украину, на самом деле шахты работали на дотациях. У большинства жителей Донбасса не было ни национальной идеи, ни духовной, верховный бог – деньги. Лично мое мнение, что после окончания войны, которая, как я считаю, закончиться не скоро, на территории Донбасса не будет людей и вообще ничего, а будет своего рода пустыня. Даже сейчас большинство людей разбежалось кто в глубь Украины, кто в Россию. После окончания войны Донбасс придется восстанавливать с нуля, то есть надо будет строить новые предприятия, с новыми технологиями. Я думаю, на территории «Лугандонии» сейчас уже даже почти не осталось местных ополченцев, а только регулярная армия России и наемники. Восстановление невозможно до тех пор, пока не будет закрыта граница. Понятно, что никакие выборы там не смогут изменить сложившееся состояние.
Денис: Планируете ли вы выпустить фильм «Сталкеры Зоны АТО» на телевидение для широкого обозрения, так как не все желающие могли попасть на премьеру фильма, которая проходила в кинотеатре «Дружба»?
Игорь: Да, я планирую его выпустить на телевидение. Я считаю, этот фильм очень актуален для настоящего времени, но далеко не все украинские телеканалы готовы демонстрировать этот фильм.