Суми: новини, події, коментарі

Нотехс - будівництво у Сумах

Год под квотами. Мысли вслух

388

Так уж сложилось, что последние лет десять-пятнадцать я плотно сотрудничаю с радио и телевидением. В основном с украинской музыкой, той, что принято называть «альтернатива» или «рок-музыка». Именно поэтому событием года уходящего для меня, как и для многих, стало введение т.н. «квот на радио». Напомню, что в конце 2016 года был принят закон, обязывающий радиостанции крутить в эфире не менее 25% песен на украинском языке. Практически весь 2017 год мы провели в рамках этого закона. Закон сам по себе был принят с целью популяризации украинских исполнителей и защиты рынка от (российской в первую очередь) «попсы». Соавтором закона, кстати, стал сумчанин, народный депутат Олег Медуница. Закон сам по себе вызвал немало дискуссий как в прессе, так и на телевидении. В некоторых из них приходилось участвовать и мне. Я был против данного закона в том виде, в котором мы его получили. И вот почему.
У меня есть ряд вопросов, на которые я так и не получил ответа, и все они начинаются с «почему».
ВОПРОС ПЕРВЫЙ. Почему, вводя квоты, никто не подумал, откуда украиноязычная музыка должна в один миг появиться таком объеме? Многие молодые музыканты давно поняли, что написание песен на украинском – «не особо» помогает в нашем шоу-бизнесе и сделали ставку на английский язык и выступления на фестивалях в Европе. И заставить их переформатироваться не очень получится, т.к. запрет есть, а условий – нет. Параллельно с введением квот неплохо было бы предоставить льготные условия, финансовую помощь студиям, которые смогли бы на должном уровне спродюсировать звучание и записать этих музыкантов. Сами музыканты, как правило, «не тянут» такие финансовые нагрузки. Они умеют петь и писать музыку. Можно было бы предоставить налоговые каникулы фестивалям, популяризирующим украинскую музыку. Этого нет. И что в итоге? Мы получили много украинских песен, сделанных «на коленях дома», и радиостанции вынуждены это ставить в эфир. Или не ставить. Но именно в связи с отсутствием материала в октябре 2016-го практически параллельно с введением квот появилось письмо Святослава Вакарчука с просьбой не крутить в эфирах каждые полчаса песни «Океана Эльзы», т.к. это приносит вред группе. В общем, квоты ввели, а условий для развития украинского сегмента не создали. В итоге мы получили крепкую десятку «заезженных» в эфире групп, и без квот прекрасно чувствовавших себя в эфирах радиостанций, набор новых «проходных» артистов, чьи имена и названия в лучшем случае ассоциируются с одной удачной песней. И лично для меня – хит сезона: «Green Grey» на украинском. Напомню, прошел год.
ВОПРОС ВТОРОЙ. Почему, принимая закон в таком виде, никто не подумал о слушателе? Именно слушатель является основным потребителем радийного продукта. И он выбирает для себя формат станции (ретро, рок, джаз, дэнс и т.д.), музыку, которая ему нравится. Но станции начали «удивлять» слушателя джазом на украинском, диджейскими сетами с вкраплением спичей на украинском, чудесной танцевальной музыкой в стиле «Аква Вита» и «Фантом-2», в эфир вернулись Лери Вин и Виктор Павлик. И только в случае с «Шансоном» особо ничего не поменялось: Михайлова сменил Винник. Я бы даже сказал, что от введения квот точно выиграл Винник.
ВОПРОС ТРЕТИЙ. Почему украиноязычные исполнители до сих пор не получили нормальных площадок на телевидении или на радио для представления своего творчества? Все просто. Подобный продукт не интересен рекламодателю, а для создания более-менее нормального продукта (теле- или радиопрограммы) нужны средства. В противном случае – получим «нечто», которое опять же никто не будет ни смотреть, ни слушать. И вот здесь как раз и не помешала бы помощь государства. Некоторые радиостанции своими силами пытаются предоставить эфиры молодым, я тоже принимал участие в создании подобной программы. Могу сказать точно, что все это занимает очень много времени, сил и средств.
ИТОГО. Введение квот выглядело следующим образом: «… с сегодняшнего дня вы продаете не черный, а белый хлеб. Точка. Заводы по производству, поиск сырья, рекламные площади – ваша головная боль. Что значит – не будут покупать? Должны! Мы и так все, что могли, сделали. Для вашего блага, если вы не заметили…»
И О ХОРОШЕМ. О надеждах. Несмотря на условия, в которые были поставлены в этом году радиостанции и исполнители, рынок самостоятельно все же пытается развиваться, а не стоять на месте. Слушать украинское, смотреть украинское становится модным. И это – главное. А еще я с нетерпением жду в новом году закон о введении квот на телевидении. Все интересное только начинается.

Роман КИЕВИЦКИЙ, специально для «Панорамы», “Панорама” №2

Досье
Заместитель главного редактора в «Національна радіокомпанія України» (ПАТ «НСТУ»).
Руководитель, автор и исполнитель в сумской группе «Майя».
Технический директор фестиваля Koktebel Jazz Festival.
Работал в телевизионных передачах «Большая разница» и «Добрый вечер»
Автор музыки к телесериалам и и телепередачам.
Саунд-продюсер на радио Точка.FM и JAM FM.